» » Психология развития интегрального сообщества: роль и задача воспитателя - 4

Психология развития интегрального сообщества: роль и задача воспитателя - 4

07.11.2011 (Сергей Сергеев) в Социальная психология, 5 586 просмотров Ссылки. Распечатать

Воспитатель как режиссер-постановщик

Роль и задача воспитателя

Психология интегрального сообществаУчастники беседы:

Михаэль Лайтманизвестный ученый-исследователь в области классической каббалы, доктор философии, профессор онтологии и теории познания, член Всемирного Совета Мудрости (World Wisdom Council), основатель Международной академии Каббалы.

Анатолий Ульяновсертифицированный гештальт-терапевт Европейской Ассоциации Гештальт Терапевтов (ЕАГТ), преподаватель психологии в Высшей школе эстетического воспитания "Краса России", тренер и преподаватель Международной Академии Лидерства, научный консультант многих телевизионных программ.

– Я хотел бы спросить, кто такой «инструктор», как его готовить, как этот человек должен взаимодействовать с детьми, с родителями?

– "Инструктор" в обычном понимании – это человек, который инструктирует. То есть, существует четкая инструкция, и он контролирует ее точное соблюдение.

А мы осуществляем воспитание. Мы, наоборот, даем человеку возможность все узнать, все познать, пощупать, понюхать, надкусить и потом прийти самостоятельно к выводу. Этим и занимается воспитатель.

– Даже если он на три года старше, чем ребенок, с которым он занимается?

– Не важно. Но он его воспитывает – он помогает ему принять другой образ, а не выполнять какую-то инструкцию, и только. Инструктор – это нечто окаменевшее, армейское, что ли. А воспитатель – это более гибкое понятие.

– Если у воспитателя появляются любимчики или дети, к которым он относится хуже, чем к другим, то такому воспитателю там делать нечего?

– В таком случае он должен либо быстро работать над собой (насколько может), либо надо убирать от него этих детей.

В процессе работы с детьми он сам постоянно изменяется, он сам постоянно развивается. Все мы люди, и поэтому все находимся в процессе развития, движения к цели. Поэтому, работая с другими (хотя его призвание здесь – воспитывать), он и сам воспитывается благодаря им.

Если воспитатель может вести себя так, чтобы все его неравновесные, не одинаковые состояния и отношения к детям превращались в место работы над собой, и он вырабатывает в себе уравновешенное, одинаковое отношение ко всем – это хорошо.

Но в принципе, это очень трудно. Желательно создать такую среду, где бы у него не было больших изменений в его отношении ни в какую сторону.

– Когда Вы рассказываете о таком воспитателе, у меня возникает параллель с моей профессией. Я, как психотерапевт, не имею права, проявлять симпатии. Иначе моя работа на этом заканчивается.

Но у меня есть своя супервизорская группа, где я встречаюсь с такими же, как я, психотерапевтами. Мы друг друга поддерживаем, выясняем какие-то сложности, которые я не могу обсудить с клиентами.

Существует ли для воспитателя в интегральной системе группа таких же, как он, воспитателей, в которой он может выяснять свои вопросы?

– Воспитатели собираются между собой. У них существуют постоянные занятия, где они себя подтягивают все выше и выше, обсуждают вопросы, решают их между собой. И кроме того, постоянно изучают всевозможные источники и двигаются вперед. Кроме работы с детьми, они должны правильно настраивать себя на верное направление и только затем входить в группу. Прежде, чем он приходит в группу, он обязан прочитать, послушать, вникнуть в какие-то новые материалы, – настроиться. Он не может просто так проснуться и сразу же окунуться в детскую среду.

Он должен принять определенный образ, создать его внутри себя и только затем войти. Это требует каждый раз подготовки, настройки. И настройка эта происходит обычно между группой преподавателей, воспитателей, инструкторов.

– А что это за образ, в который он должен войти?

– Это образ человека, который представляет собой направляющую систему. Это как бы, не человек. Это система, которая из каждого ребенка формирует некий "полуфабрикат".

Мне надо все время думать о том, как я его подправлю, как я его направлю, – противоположными вопросами; положительными или отрицательными воздействиями, через других, с помощью воздействия коллектива на каждого, – так, чтобы он осознал.

Не просто автоматически манипулирую им, а чтобы он постоянно осознавал, каким образом ему лучше действовать, в соответствии с выбором определенной цели: я должен так связаться с другими, так себя спозиционировать.

Главное, чтобы они набрали как можно больше всевозможных внутренних моделей поведения: разностороннейших, противоположных – положительных и отрицательных – не важно каких.

И затем, в обсуждении, в игре, в общении между собой понимали, какая из моделей более достойна для того, чтобы можно было себя с ней отождествить, войти в нее и остаться в ней. Привести себя к состоянию, когда они для тебя все равноценны, и затем уже соответственно выбирать нужный образ.

Необходимость ротации, изменений

– Мы говорили о том, что предпочтительно, чтобы с группой из восьми-десяти человек (максимум пятнадцати) занимались не один, а два и может быть три инструктора.

– Я считаю, что группа из десяти человек – это нормальный состав. И в ней два инструктора. Это оптимально.

– Должен ли быть какой-то один инструктор, который непрерывно находится с детьми? Или должна быть ротация?

– Я думаю, что необходима ротация. Конечно, детям удобнее один, но привыкание ограничивает, оно создает некие шаблоны, которые переходят со дня на день. А нам надо постоянно выбивать почву из под ног маленького и все время заставлять его заново собирать из мозаики именно его мир, уточнять ориентировку – какое направление, каким образом позиционировать себя с товарищами, с преподавателем, в новых обстоятельствах...

То есть мы должны дать ему возможность, быть как можно более гибким. А для этого постоянные инструкторы – к сожалению, не решение вопроса.

Я думаю, что если в большой группе детей одновременно находится большое количество воспитателей, тогда можно это так и оставить. Но все равно, это довольно ограниченное пространство. Лучше всего, если все меняется: и обстановка, и дети между собой, и инструктор вокруг каждого из них.

– О каком количестве инструкторов в этой ротации мы говорим? Это десять человек или это каждый раз новый человек, с которым дети знакомятся?

– Главное, чтобы они менялись между собой. Желательно иметь четыре пары воспитателей, которые все время меняются в группе из десяти детей. И так они кочуют из группы в группу. И пары меняются между собой.

Тогда имеется довольно хорошая смена обстановки, динамика будет соблюдаться абсолютно четко. И детские группы надо перемешивать.

Они должны чувствовать, что мы все, как и вообще все земляне, планетяне – все мы являемся участниками одного единого интегрального, глобального сообщества. И мне не важно, кто именно рядом со мной. Я со всеми должен найти общий язык, я со всеми должен прийти к таким-то определенным взаимоотношениям.

Как можно меньше постоянных рамок – качественных, количественных, временных, людских. Менять постоянно темы. Менять абсолютно все. Чтобы человек чувствовал, как внутри него происходят постоянные изменения.

Его постоянно вынуждают заново оценивать обстановку, себя, других. Пересматривать те критерии, которые раньше ему казались четкими, правильными – он уже к ним привык. Привычка – это не хорошо. Необходимо постоянное творчество.

Сделать весь окружающий мир "мамой"

– Вы, по сути, предложили убрать все ресурсы, на которые опирается педагогика.

– Педагогам так легче. Они строят для себя костную окружающую обстановку, систему, и в ней им хорошо.

– Откуда ребенок тогда будет брать ресурсы – из этой общей системы?

– Да. А как иначе?

Мы находимся в мире Бесконечности и нигде больше. Вокруг меня семь миллиардов людей, и я должен чувствовать себя комфортно и хорошо со всеми вместе. Я должен быть готов вобрать в себя все их образы.

Но если я готов только на маленькую команду, то я из своего дома, двора, детсада никогда и не выйду – я таким и остаюсь. В принципе, это то, что происходит сегодня с людьми. Они переживают приятные события в детстве. Отчасти в юности (но круг друзей уже очень сужается), а после этого они и не хотят никуда выходить.

Почему сообщество «Одноклассники» так популярно? Куда тянутся люди? У них ничего нет! Они хотят вернуться во двор, в школу... Почему? У них там были рамки, там было хорошо. Давайте, снова станем детьми. То есть они – дети, они не выросли. Им не дали никаких инструментов для того, чтобы они вышли в мир и могли там правильно сориентироваться.

По каким признакам я выбираю друзей в «Одноклассниках»? Когда я был маленьким, я с ними дружил. А сегодня я большой, и у меня никого нет. Ну, так я вернусь к ним. Я даже не могу сказать, какое это вызывает у меня чувство сожаления к ним.

К чему мы пришли? Человек, в сущности, не вышел из детства, он по нему тоскует. А что это за детство? Оно тоже было очень ограниченным, в рамках косной системы. И система не научила его быть гибким, поэтому он хочет вернуться хотя бы к ней и чувствовать себя в комфортно. И все – он маленький кубик в маленькой коробочке, тут ему будет хорошо.

– Первые три года ребенок находится с матерью, в тесном контакте с ней. И вдруг такой переход. Как сделать этот переход комфортным?

– Он запланирован в природе. Мы же видим: вдруг к трем годам ребенок начинает играть с другими. Раньше он даже не ощущал других.

Что у него было: я, моя игрушка, моя мама... И все – никаких общественных побуждений.

А затем он начинает чувствовать: «С тем я хочу играть, на того – смотреть, вместе учиться чему-то...». Он начинает смотреть на других детей. Это происходит автоматически, а мы начинаем это развивать, когда в нем это проявляется.

– Но у ребенка есть потребность каждый раз возвращаться. Он поиграл где-то на нейтральной территории и хочет вернуться назад, а потом опять окунуться в это ощущение. Да и у взрослых такое есть.

– Мы хотим вернуться в маму. Это естественно. Это внутри нашей природы.

Но как мы можем сделать так, чтобы среда, которая постоянно вокруг нас расширяется, стала «нашей мамой»? И, несмотря на то, что она расширяется и принимает в себя все больше посторонних образов, все равно была бы к нам такой же дружелюбной, любящей, комфортной, как и матка, в которой мы развивались, куда мы тянемся (как ребенок бежит к маме и хочет прямо ухватиться за ее юбку).

Мы должны научиться из окружающей среды создавать эту "матку".

Если мы создадим окружающую среду, обладающую свойством отдачи и любви, то это будет та же самая мама. А что в маме еще есть, кроме этого? Только это свойство.

Великая библейская заповедь «Возлюби ближнего, как себя», в принципе, об этом и говорит. Тебе дали инстинктивно ощутить, что значит «мать» – самое безопасное, самое доброе место в мире. Хотя ты может быть сегодня уже большой – сто пятьдесят килограмм, два метра ростом – это не важно, ты все равно, инстинктивно, как маленький ребенок, стремишься ведь к этому.

Так делай мир таким!

– Действительно, люди к этому стремятся. Это выглядит очень привлекательно, но это совершенно невероятно.

– Значит, нам надо думать о том, как это реализовать. И природа нас все равно вынуждает к этому.

Она начинает сейчас проявляться, как интегральная, глобальная система. Что это значит? Она вынуждает нас относиться друг к другу с тем же свойством, как относилась к нам мать. Тогда мы все вместе именно так и будем спозиционированы.

– То есть Вы хотите сказать, что та глобализация, которая пугает людей, на самом деле – надвигающаяся «большая добрая мама»?

– Это революция, и только от нас зависит, как ее совершить: либо понимая, к чему мы идем – добрым путем, совместными усилиями; либо потеряв всякую ориентацию, как ребенок, который в истерике плачет: «Где же мама?! Я потерялся, не знаю, что делать....». Природа вынудит нас создать такое общество, которое будет точно соответствовать образу нашей мамы, природы. «Природа-мать».

– Матери, как правило, очень болезненно воспринимают, когда ребенок приобретает независимость, когда его потребность находиться с матерью уменьшается.

– Идеальное воспитание заключается в том, чтобы ребенок по мере появления в нем желания оторваться от матери, строил бы дополнительно (мы бы помогли ему в этом) такую окружающую среду, которая заменяла бы ему мать. И постепенно переносил ее функцию на окружающее его общество.

Ребенок отрывается от матери – так заложено природой. Это неизбежно.

Мы должны сделать так, чтобы окружающий мир каждому ребенку заменял мать, но именно в той мере, в которой ребенок правильно относится к окружающему миру.

Мать принимает его таким, как он есть – плохой или хороший. Он – ее. Для мира он свой или не свой в той мере, в которой он правильно к миру относится. Мы должны создать такую окружающую обстановку, которая бы его обучала правильному отношению к миру, и тогда мир заменит ему мать.

Мать является матерью для тела, а мир является матерью для «человека» в нем, когда он создает из себя правильный образ. В той мере, в которой он «недочеловек» – не находится в отдаче, в любви к другим, в той мере и мир проявляет себя к нему иначе – не как мать.

– Одно из определений психического расстройства – гиперчувствительность к себе и отсутствие чувствительности к внешнему миру. Получается, что если мы создаем такую структуру, то мы растим абсолютно здоровых детей?

– Душевно, в первую очередь. И естественно, это проявляется и в физическом самочувствии.

Нужен ли наблюдатель за воспитателем

– Вы говорили о том, что воспитатель должен настраиваться на общее поле взаимодействия. И недопустимо выделять более симпатичных или менее.

Но если это чувство все таки возникает?

– Приподняться над собой – иначе он не воспитатель. Воспитатель должен работать только с коллективом. У него нет ни личных чувств, ни мнений, ничего.

Он выступает лишь как стабилизатор или, нарочито, дестабилизатор в этой среде. У него есть четкое направление, задача, и он, согласно этой задаче, действует. Он является здесь как бы машиной. Не включая никакие свои желания, он работает только для того, чтобы развить участников этой команды, группы.

– Человек, находясь в неприятном состоянии, старается его не замечать, исключить из поля своего сознания. Нужен ли наблюдатель за воспитателем?

– Естественно.

В наших группах, где мы проводим исследования, отрабатываем всевозможные приемы, существует постоянная видеозапись. Мы наблюдаем за динамикой, которая там существует. Преподаватели рассказывают, с какими проблемами в себе или в группе они сталкиваются, что-то мы видим со стороны, чего-то не видим.

Это процесс. Но я думаю, что преподаватель, очень быстро начинает ориентироваться в этой практике. Она – простая, не требует никаких заумных теорий. Она исходит только из одного – интегральности, глобальности, единения, союза, уступчивости.

Здесь имеет место естественное побуждение человека, тут не нужны много теорий и методик. Необходимые методы улавливаются воспитателем очень быстро. Он в них живет, ориентируется, становится к ним чувствительным. У него появляются собственные внутренние приемы, он чувствует, как быстрей настроить детей на правильное общение между собой.

Есть большой простор для всевозможных вариаций, поиска, состояний. Здесь чувствуется, как мы, изучая свою природу, манипулируем собой и ею для того, чтобы привести себя к единству, которое и есть цель.

– Может ли воспитатель собираться в кругу таких же как он воспитателей просматривать видеоматериалы со своим участием и обсуждать с другими? Есть ли там место конструктивной критике?

– Я думаю, что у воспитателей тоже должна быть группа, в которой они могут между собой все обсуждать. Они должны изучать опыт каждого и совместный опыт, материалы, впечатления. Зачем же каждому совершать одни и те же ошибки?

То, что произошло в одной группе, надо попытаться смоделировать в другой и посмотреть, что получается там. Очень живо относиться к этому процессу и понимать, что дети – это пластилин, и мы сами – тоже.

Давайте будем пробовать. Никаких страшных проблем не возникнет – все под нашим контролем. И если мы пробуем это все на себе же, у нас остануться впечатления, что правильно, что неправильно – опыт, который нам необходим.

Продвижение в коллективе обязательно должно включать в себя ощущение окунания в отрицательные образы, явления, связи, конфликты. Мы должны постоянно на них учиться.

Положительное растет только над отрицательным – после того, как мы его переживаем, выделяем. Мы обязаны почувствовать нашу природу во всей ее отрицательной глубине. И только тогда мы сможем над ней построить что-то положительное.

Воспитатель как режиссер-постановщик

– Если воспитатель так глубоко входит в детскую среду, он буквально сливается с ней. Не будет ли проблемой, что он сам становится таким же, как бы деградирует?

– Я не считаю, что это деградация.

Во-первых, человек, который занимается воспитанием детей, обязан быть на уровне детей. Дело в том, что если он постоянно контролирует себя в том, чтобы привести их к определенному состоянию, то находится на своем уровне воспитателя и на уровне детей одновременно.

Он должен сохранять в себе эти два уровня и четко понимать: это – я, а это – они; каким образом я ими манипулирую; каким образом я заставляю их манипулировать собой; каким образом я привожу их к тому, чтобы они осознали свое поведение, свою природу, свои склонности, к чему они должны подняться, над чем; превозмочь себя в чем-то и ради чего, ради каких целей.

Он постоянно находится вместе с ними в анализе всего происходящего, переживая все состояния вместе с ними. Но он присутствует в этом, как режиссёр, как постановщик. Он лепит всю эту маленькую группу, пользуясь различными, даже искусственными, конфликтными состояниями: создавая им всевозможные проблемы, он вызывает еще большее их совмещение.

Ведь вся группа работает над практикой совместимости, невзирая на то, что они могут быть очень противоположны: например, новенькие дети приходят в группу; сменились преподаватели; все как-то обострилось; вдруг происходят какие-то перебои, возникли какие-то проблемы.

Мы ставим их постоянно в такие обстоятельства и смотрим, как они выходят из них, как они находят в каждом состоянии «общее плечо»?

Воспитатель должен быть режиссером-постановщиком всего этого, причем в динамике. Постоянно всем этим управлять.

– Дети должны чувствовать, что воспитатель находится на двух этих уровнях?

– Да. Они должны понимать, что он, конечно, вместе с ними, но знает и понимает больше них.

Я не вижу разницы между ролью преподавателя, воспитателя, инструктора и професионалов, которые занимаются поведением масс, толпы, управлением обществом, народом, человечеством. Это, в принципе, одна и та же специальность. Только здесь маленькая группа людей, которых я воспитываю, там – большая группа людей, но там я ее тоже должен воспитывать.

Каким образом нам приходить к взрослым, к массам, к толпе? На эту тему, я уверен, существует очень много разработок у государственных деятелей, в различных спецслужбах. Но мы будем говорить со своей стороны: а каким образом мы можем из этой толпы, из этой массы сделать такую массу, которую можно воспитывать.

Ведь мы говорим о воспитании, а не укрощении, не подавлении, не манипуляции в собственных целях (чтобы нам было хорошо), о том, чтобы организовать их так, чтобы они получили импульс развития, чтобы они нашли свое сообщество, стали более подобными природе, пришли таким образом к комфортному состоянию.

Я не считаю, что есть большое различие между инструктором в маленькой группе и людьми, которые призваны управлять большими массами людей, то есть не управлять, лучше сказать, а воспитывать. До сегодняшнего дня мы занимались только управлением.

Предварительная работа с каждым – обязательное условие

– Если я правильно понял, мы собираем детей разного возраста в одном месте, где они должны научиться находить «общее плечо» в различных ситуациях. Мы собираем огромный зал, предположим пятьсот или тысяча детей разного возраста.

Как мы должны с ними взаимодействовать?

– Вы сразу переходите на толпу. Это неверно.

Мы видим, как ребенок развивается в природе: он сначала в маме; потом рядом с мамой; потом ползает в метре-двух от мамы; потом делает от нее несколько шагов; еще пять-десять метров, максимум, от нее по квартире; потом он выходит в окружающий мир, но он все равно рядом с ней – в коляске, привязан к ней (это по-разному в разных культурах).

Мы видим, что он постепенно-постепенно, только в той мере, в которой может правильно общаться с окружающей средой, получает доступ к ней. И так расширяет свой круг.

Так же должно быть и здесь. Вы не можете собрать сразу тысячу детей и думать о том, что сможете ими правильно управлять – это невозможно.

Вы можете их подавить. Вы можете их посадить, выключить свет, поставить экран – и пускай смотрят какой-то мультик. Это не воспитание, и вы таким образом ничего не достигаете. Вы просто их отключили от них самих. А воспитание строиться на расширении.

Если у вас уже есть группы, которые могу соединяться между собой, как один человек, – дети, которые понимают друг друга, то вы можете пытаться соединять несколько групп. Три-четыре группы – это как три-четыре ребенка вместе.

Вы можете это сделать, когда они уже находят между собой определенный общий язык. Но только после того, как будет проделана предварительная работа с каждым ребенком в каждой группе, когда они будут чувствовать внутри себя эту общность.

– Можно ли здесь говорить о возрастных рамках?

– До девяти-десяти лет полностью закладывается весь фундамент человека. Полностью!

После девяти-десяти лет вы только развиваете то, что в нем заложено: подсознательное, сознательное, всевозможные инстинкты, генетические данные. Все, что есть в нем, далее лишь развивается – нового, практически, нет ничего.

Необходим очень четкий план относительно поведения себя с детьми именно в период накапливания первичных впечатлений от окружающего мира, а это до девяти-десяти лет, максимум. После этого очень трудно с ребенком что-то сделать.

Конечно, он будет перенимать от вас нормы поведения, устав. Но это будет как инструкция, а не его личное – как если бы рождаясь, вырастая, он постепенно впитывал от вас отношение к миру, как свое собственное. Если он услышал о чем-то впервые после девяти-десятилетнего возраста, оно уже не будет его личным.

– Я уточню. Если мы готовим ребенка с раннего детства, и он проходит определенные состояния, то до возраста девяти лет он уже имеет опыт объединения в большие группы?

– Он должен понимать, для чего это делается. Он должен приобрести определенные навыки в этом. Должен прочувствовать положительные и отрицательные ощущения, контакты, действия, следствия на его уровне понимания, восприятия, инстинктов.

Мы должны в нем все это как бы накопить, аккумулировать эти образы. Они должны в нем быть, как закладки, как данные: я вместе со всеми, я против всех, это хорошо, это плохо... Они должны в нем накопиться, как какие-то кадры.

А затем, в процессе жизни, он будет этими кадрами, этими форматами пользоваться. Эти модели, будут постоянно в нем, как ориентиры – сознательные, подсознательные. Они в нем будут постоянно возбуждаться. И он будет на них ориентироваться даже не осознанно, не понимая.

Необходимо с самого юного возраста, как можно больше наполнить его положительными и отрицательными впечатлениями о единстве, о глобальности, об интегральности. И это даст ему путевку в новый мир.

Родители не должны быть воспитателями

– Воспитатель взаимодействует с родителями этих детей?

– Желательно, чтобы та же обстановка, то же отношение продолжалось дома. К сожалению, это возможно только в том случае, если родители тоже проходят систему воспитания. Иначе они просто не будут знать, что от них требуется.

Они будут механически ставить какие-то рамки, и ребенок будет чувствовать – это искусственно. Он даже будет думать, что его родители ничего не понимают.

Он будет внутренне намного гибче, мудрее их. Он будет более социально мудрее, чем они, понимать общество, понимать отношения между людьми, мотивацию, цель, установку. В нем это будет развиваться, даже если мы перестанем ему передавать психологические тонкости и методики.

Если они не будут развиваться параллельно, одновременно или заранее, он будет видеть их как... я не хотел бы сказать «животных», но в общем – да. Отношение к обществу и возможность создать правильное окружение отличает человека от животных.

– Предположим, что родители в той или иной мере занимаются методикой интегрального воспитания на своем уровне.

– Они должны заранее, до того, как вообще они задумываются о том, чтобы у них были дети, проходить наши курсы. И не только родители. В принципе, охват должен быть полным: и взрослые, и пожилые, и молодые, и дети. Но особенно это важно для тех, кто собирается стать родителями. Они собираются родить человека будущего? Или просто детеныша?

– Мы должны создавать курсы для людей, которые не прошли все эти этапы в детстве? Каким-то образом можно подготовить их прямо сейчас?

– Только средствами массовой информации. Ничего иного нет. Это интернет, это телевидение. Печать практически сходит на нет. Интернет и телевидение – самое главное.

Наша цивилизация истощает свой природный ресурс, в первую очередь, нефтегазовый, и себя саму, поэтому у нас будет возможность занять людей на много часов в день именно для подготовки к жизни в новом обществе.

Мы должны понимать, что входим сейчас в новый мир, – всё человечество, – и должны пройти буферный переход в своем самовоспитании, образовании, обучении, адаптации к этому новому миру.

Нам скоро нечего будет делать. У нас не будет сырья для того, чтобы производить все, что мы сегодня производим, а потом выбрасываем через полгода все, что покупаем.

Люди будут постепенно все больше и больше времени проводить организованно в таких учебных заведениях. И поэтому самая главная профессия, которая будет необходима в следующем поколении, я уверен, – это будет профессия воспитателя, инструктора, учителя. Но они должны, в первую очередь, пройти соответствующую подготовку.

Я надеюсь, что те дети, которые сегодня занимаются в наших группах, они и станут этими первыми учителями будущего поколения.

– Предположим, уже есть родители, которые прошли курс и занимаются по этой методике, есть ребенок, который ходит в эту школу.

Могли бы вы обрисовать картину того, как в этой семье должно проходить взаимодействие? Ребенок пришел домой, он большую часть времени проводит в среде сверстников. Как все должно выглядеть: с папой-мамой, бабушкой-дедушкой? Где место ребенка? Где братья-сестры? Как вам это видится?

– Дети стремятся не к маме, к папе, не к бабушке с дедушкой – они стремятся к своим сверстникам или к своим личным занятиям и играм. А бабушки с дедушкой им нужны, как окружение, которое им помогает, обслуживает и не более того.

Поэтому я думаю, что тут нет никаких проблем, и не надо даже определенного воспитания для родителей. Надо действительно, чтобы они только не мешали. Они не должны воспитывать детей.

Но они должны давать свою правильную реакцию, чтобы ребенок понял, что везде находится в среде, которая помогает ему, требует от него все время определенного роста, правильного понимания, взаимодействия с окружающей средой. Но не более того. Родители не должны быть воспитателями, нет.

Потому что воспитание идет в окружении себе подобных, с которыми ты контактируешь и постоянно взаимодействуешь. Родители воспринимаются, как нечто высокое, большое, обслуживающее, охраняющее, заботящееся. Это не воспитатели.

Все-таки развитие происходит в социально большой среде, а не в маленьком углу, где только папа, мама, я. Это хорошо до двухлетнего возраста.

– Но вот ребенок приходит расстроенный какой-то неприятностью. Какова правильная реакция родителей на такое состояние?

– Я не думаю, что родители могут войти в его состояние и обеспечить ребенку в этот момент правильный анализ происходящего – то, что он должен был бы сделать в группе, в диспуте, в обсуждении.

Мы все-таки реально подходить к миру. У нас еще нет сегодня исправленного мира, в котором родившийся ребенок и дома, и везде, где он находится, проходит правильный процесс развития. У нас такого нет. Это будущий идеал. Так что, нет смысла и говорить о нем.

Я думаю, что все проблемы должны решаться там же, где они возникают, только в том же кругу детей, где он воспитывается. У него не должно быть вообще иной среды.

– Но как быть с родителями? У меня тоже есть дети. Я представляю: ребенок пришел расстроенный, я хочу его обнять, пожалеть. Я могу это сделать? Или это не правильно?

– Зачем его жалеть? Жалеть – нет, а обнять – да. Вы встречаетесь с близким человеком – вы его обнимаете. Это естественное движение.

Хотя, я думаю, что мы достигнем такого уровня общения, когда не будем чувствовать потребности в тактильном ощущении друг друга.

Я думаю, что наши внутренние чувства, возможности ощущать друг друга настолько обострятся изнутри, что тело не будет представлять собой некий орган или средство необходимого контакта.

– Ну, это сложно представить, потому что пока – это источник очень большого удовольствия.

– Да, пока все проходит через тело, помимо тела – нет никаких ощущений...

Но когда мы постепенно развиваемся на выход из себя и на связь с другими, на ощущение мира, в том числе через других, то тогда тело отступает. Я начинаю ощущать свою непосредственную связь, свое вложение в других. И мой образ включается в образ других, и становится одновременно с ними общим образом.

И тогда возникают общие ощущения, уже не телесные – когда я должен обнять, дать попробовать то, что и я ем, то есть мы совместно должны участвовать в трапезе, обмениваться какими-то физическими контактами. А потом возникает совсем другой контакт, в том числе вплоть до полового.

То есть все перерастает совершенно в иные области ощущений, совмещений, слияний друг с другом. Вплоть до того, что наш мир на этом, на животном, он теряет свою значимость. Постепенно так и будет.

Это в дальнейшем. Сейчас, конечно, нереально об этом говорить, я просто хочу показать направление, к чему мы придем.

– Мы об этом безусловно должны знать. Почему я столько внимания уделяю родителеям? Потому что именно от родителей идет огромное количество вопросов по методике. Одна из функций родителей – это обеспечить безопасность ребенку.

– Это самое главное, то же самое и у животных. Только это руководит ими – безопасность потомства.

– И родители, под воздействием этой очень важной потребности, стремятся побольше узнать о том, что происходит с ребенком внутри этих курсов, как он взаимодействует в той среде и так далее.

– Видеокамеры постоянно снимают их ребенка. Они могут видеть все у себя дома. И не только они. Мы сейчас у себя это практикуем.

У нас существует очень много групп во всем мире, в нашей системе воспитания. И есть основные группы, которые проводят какие-то действия, обсуждения, исследования на себе. Эти группы себя снимают и показывают всем остальным. И вы можете войти в интернет, набрать нужный код и видеть ту или иную группу – чем она сейчас занимается.

Есть определенные часы, когда наши базисные группы, где мы проводим основную работу, просто транслируют все, что у них происходит. И остальные группы сидят и смотрят, слушают, изучают на месте этот живой опыт.

– Я опять про родителей. Предположим, папа, мама посмотрели какую-то запись...

– Они могут постоянно видеть свое чадо – 24 часа в сутки.

– А участвовать они как-то могут?

– Пока у нас это не практикуется. Для этого нужна дополнительная система взаимодействия между родителями и детьми.

Я думаю, что в будущем это может быть возможно. Но я люблю говорить о том, что есть реально сейчас и немножко вперед. Мне кажется, что система взаимодействия между родителями и детьми появится еще не скоро. У нас для этого пока нет возможности.

А как они могут участвовать? Они для этого должны быть на уровне тех же преподавателей. И что значит «участвовать»? Если они не могут отключиться от своего личного «я», контролировать себя, то как они могут участвовать в воспитании?

– Но мы можем рекомендовать родителям: ребенок пришел домой, надо ли родителям каким-то образом высказать свою точку зрения?

– Не надо продолжать дома воспитание. От родителей требуется мягкость, нежность, любовь, и больше ничего. Не должны они его воспитывать. Они должны дать ему такую простую, животную, телесную поддержку, дать ему недостающее количество уверенности – не более того. Я не считаю, что делать из ребенка человека должны родители – только окружающая среда. Сделать человека может только общество. Потому что человек – это часть общества.

Родители не могут создать вокруг него такую среду, такой образ, чтобы он стал человеком. Он просто останется большим ребенком. Как мы сейчас часто наблюдаем – в сорок лет он еще не может оторваться от мамы.

Кто может быть воспитателем

– Имеют ли значение индивидуальные особенности воспитателя и степень подготовки этих людей? Кто может быть воспитателем, а кому воспитателем лучше не быть?

– Очень большой вопрос. Я отвечу вкратце, но мы его должны будем развернуть отдельно.

Воспитатель должен быть в первую очередь сам воспитан так, чтобы он смог подняться над собой в любом своем свойстве, то есть быть объективным, насколько это возможно, но все-таки на тех уровнях, на которых он взаимодействует с детьми.

Для него не должно быть, конечно, плохого или хорошего ребенка, красивого, некрасивого (вы знаете, насколько это влияет в нашем отношении к детям), умного, глупого, и так далее. Он должен относиться ко всем только с точки зрения их роста: как я могу помочь любому из них быть духовно, душевно, нравственно, физически, главное – общественно – здоровым.

Воспитатель должен быть благодарен детям за то, что благодаря им он растет. У него есть благодатная среда для того, чтобы постоянно вместе с ними отрабатывать ступени духовного роста. Ведь это самое прекрасное поле деятельности – работа над собой.

Воспитатель должен постоянно проводить обсуждения с другими воспитателями, постоянно изучать глубже методику интегрального глобального воспитания. Он должен быть в этой системе обучения и самообучения все 24 часа.

Он должен быть, – и это очень важно – внутри общества воспитателей, которое только этим и проникнуто, которое бы на него воздействовало, и постоянно – как он желает сделать из каждого ребенка Человека, – так и это общество должно воздействовать на него, чтобы сделать из него Человека.

То есть это должен быть постоянно растущий душевно, духовно человек, для которого духовное развитие – цель жизни.

В принципе, это и является целью нашего существования – всех, всего человеческого общества, каждого из нас на земле. Природа ставит перед нами такую задачу. Это ее вызов нашему поколению. Воспитатель просто должен это явно реализовывать.

А его личные качества – они необходимы, конечно, и разные. Преподаватели с разными качествами, с разными внешними проявлениями, необходимы детям. И дети должны это воспринимать очень ярко, явно, и различать: это не просто какие-то машины, которые светятся где-то за моими товарищами, еще две головы этих воспитателей. Нет. Это должны быть яркие личности.

На определенном этапе мы начинаем смешивать взрослых и детей так, чтобы дети могли адаптировать себя к взрослым, а не только к своим сверстникам. И тогда воспитатели пр

5
Отзывы: 1
Похожие публикации по теме:
Психология развития интегрального сообщества - 11: для воспитателей Инструкторы интегрального воспитания Теория и практика для воспитателей – Сегодняшняя тема – подготовка инструкторов интегрального воспитания: методика, сложные пограничные вопросы, накопившиеся из…
Психология развития интегрального сообщества - 3 Самопознание Учиться оценивать себя – Я хочу поговорить с Вами о психологических аспектах методики интегрального воспитания человека. Наука психология в активной фазе существует около 100 лет. За это…
Психология развития интегрального сообщества - 20: группа, разум и чувства Интегральное воспитание человечества Сквозь очки интегрального видения Вопрос: В методике интегрального воспитания особое внимание уделяется соотношению разума и чувства. В эгоистическом мире из-за…
Психология развития интегрального сообщества - 16: преобразование школы Интегральное воспитание человечества Решение проблем – в преобразовании школы Вопрос: Некоторые люди уже начали воплощать методику интегрального воспитания в жизнь. Появился первый опыт и первые…
Психология развития интегрального сообщества - 1 Призыв природы – к объединению Глобальное воспитание – через Интернет – За несколько месяцев, прошедших с момента наших встреч, мы попробовали применить на практике методику, о которой вы рассказали,…
Психология развития интегрального сообщества - 18: в плену эгоизма Интегральное воспитание человечества Зло, облаченное в добро Вопрос: В методике интегрального воспитания нельзя давать человеку отрицательную подпитку плохим примером. В психологии все происходит…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.