» » Другой мир. Восприятие реальности - наш мир иллюзия. Часть 1

Другой мир. Восприятие реальности - наш мир иллюзия. Часть 1

30.10.2011 (Сергей Сергеев) в Восприятие реальности, 19 786 просмотров Ссылки. Распечатать

Восприятие реальностиСодержание:

  • Наш мир – иллюзия
  • Правильное восприятие картины мира
  • Зачем человеку познавать реальность
  • Что значит "высший", "духовный"?
  • Существует ли время
  • А где же Бог?
  • Есть ли крылья у ангелов?
  • О перемещение во времени
  • Жизнь после смерти
  • Каббала и НЛО
  • Есть ли ощущение у самой материи
  • Как избежать страданий
  • Буквы – это свойства

Наш мир – иллюзия

Е. Литварь: Здравствуйте, дорогие друзья! Мы находимся в студии с известнейшим каббалистом современности, ученым, профессором Михаэлем Лайтманом. Тема нашей сегодняшней передачи – «Восприятие реальности». С ученым-кабалистом беседуют преподаватели Международной академии каббалы Михаил Санилевич и Евгений Литварь.

Первый вопрос: Любой буддист и даос знают, что наш мир – это мир иллюзий. Они знают, а я все равно не верю, не понимаю, как это может быть. Каббала может мне помочь понять это?

М. Лайтман: Во многих каббалистических источниках говорится о проблеме восприятия реальности, причем в источниках, которым уже несколько тысяч лет: в «Книге Зоар» (написана 2000 лет назад), в таких древнейших источниках, как «Большой Мидраш» (3700 лет назад) и др.

Каббала всегда оценивала наш мир с духовной точки зрения. То есть каббалист – это человек, который поднимается в иной уровень, в другое измерение, и уже оттуда наблюдает наш мир и тот мир, который ему раскрылся, как одно единое целое. С этой точки зрения он и оценивает вообще всю обстановку и наши с вами иллюзии.

Наш мир – это действительно мир иллюзий. По крайней мере, относительно каждого из живущих творений он выглядит по-разному. Уже поэтому у нас есть иллюзия существования какого-то определенного мира – нашего мира.

Если бы у нас были другие органы чувств, мы бы видели его другим. Если бы мы видели в инфракрасных, ультрафиолетовых или в рентгеновских лучах, ощущали бы в другом диапазоне частот звуки, тактильные или обонятельные ощущения, то наш мир, то есть вся сумма восприятий была бы совершенно иной и рисовала бы нам иную картину. Мы знаем, что собака воспринимает мир в пятнах запахов, а змеи – в пятнах температурных, они видят по-другому. Если бы мы были лишены органа зрения, который поставляет нам 90 процентов информации, то мы, воспринимая по-другому, приспособились бы к окружающему нас миру: если бы я этих предметов не видел, они существовали бы для меня благодаря наличию тактильных ощущений и, исходя из них, я бы строил модель мира внутри себя.

То есть, если бы мы поменяли наши пять органов ощущений – зрение, слух, обоняние, осязание и вкус, – на другие, в других диапазонах, то естественно, картина мира была бы другая. Уже исходя из этого, мы понимаем, что мир – это субъективно ощущаемая нами реальность, наша реальность, которая существует внутри нас. Если бы мы добавили себе другие органы чувств, то мы дополнили бы картину неузнаваемо измененного мира. Но мы даже не представляем, чего именно нам не хватает.

Каббалисты добавляют к своим пяти обычным человеческим органам чувств еще один дополнительный орган, который называется «душа». Это не просто дополнительный орган чувств – он работает на принципиально иной основе – не на поглощении, а на отдаче, то есть он поглощает внешнюю информацию, уподобляясь тому, что находится вне его самого. И тогда он ощущает истинное – не искаженное, не возмущенное собственным телом, собственными параметрами – изображение внешнего мира. Этим отличается каббалистическое восприятие действительности от восприятия действительности нашей, эгоистической.

Альтруистическое восприятие не возмущает картину мира, оно дает ощущение, осознание, понимание мира таким, как он есть, безотносительно наблюдателя. И в этом самое главное преимущество каббалы. Поэтому она называется «наука каббала» – наука о получении, наука о восприятии. Овладеть такой картиной мира и, уже исходя из нее, смотреть на наши иллюзии и на все метаморфозы, которые происходят с нами – умирает наше тело, мы получаем другое тело, существуем в нем, существуем вне его – это может только человек, который наблюдает мир действительно объективно.

Е. Литварь: Поскольку я представляю интересы людей, никогда не занимавшихся каббалой, то и вопросы мои, соответствующие. Должен сказать, что Вы меня не убедили. То есть, я просто не понял. Я не понимаю, почему из того, что Вы говорите следует, что мир становится иллюзорным.

М. Лайтман: Потому что мы воспринимаем мир в одном определенном виде. Животные, другие существа, с органами чувств в других диапазонах ощущают мир по-другому, у них другая картина мира. Если бы мы вообще произвольно изменили свои органы, мы бы ощущали третью картину мира.

Вопрос в чем: а есть ли вообще что-то, существующее вне нас, что каждый из нас воспринимает по-разному? Или вообще нет ничего, а все существует внутри нас?

Мы вводим человеку электроды, проводим определенные сигналы в его подкорку, в определенные области мозга, и рисуем в его воображении любые картины, и они настолько действительны, настолько реальны – даже реальней, чем то, что он воспринимает и ощущает в обычном своем состоянии. Мы во сне видим иногда такие потрясающие образы, действия, панораму событий, и когда просыпаемся, мы еще в шоке от того, что пережили. А может быть, мы и сейчас – хотя нам кажется, что мы проснулись и существуем здесь и сейчас – тоже находимся во сне, только не можем себя ущипнуть и проснуться? Понимаете?

Где доказательство того, что мы находимся в каком-то реальном объеме событий, жизни, что эта жизнь реальная, а не тот же сон или не навязанная нам с помощью каких-то невидимых электродов иллюзорная картина? Откуда мы можем все это точно знать?

Е. Литварь: Но предпосылка того, что возможно это нереально, возможно, иллюзорно – это же только предпосылка, а не факт? Я вижу стакан, Миша видит стакан, и Вы видите стакан. Я вижу, как Вы его берете. Для меня – это реальность.

М. Лайтман: То есть реальность – это любое состояние, которое в данный момент мною переживаемо.Если я нахожусь во сне, но переживаю все состояния, которые во мне возбуждаются внутри, то это реальность? Да или нет?

Е. Литварь: Да, конечно.

М. Лайтман: Конечно, реальность – я же нахожусь в том состоянии, когда относительно меня оно реально. Проснулся – у меня другое реальное состояние. Так вот, каббалисты говорят: когда мы выходим из этого мира в следующий мир, в духовный, мы видим, что мы в этом мире были, как во сне.

Е. Литварь: Почему?

М. Лайтман: Потому что меняем реальность.

Е. Литварь: Существует много других реальностей?

М. Лайтман: Конечно. Но каждый раз относительно нас она реальная: то есть относительно наблюдателя – так мы и измеряем, точно по Эйнштейну...

Е. Литварь: То есть...

М. Лайтман: Все относительно.

Е. Литварь: Допустим, существует гипнотизер, который меня загипнотизировал, и я сейчас вижу картинку того, что я, например, в джунглях. А все вокруг меня видят, что мы находимся в этой студии. Так для меня реальность – это что?

Правильное восприятие картины мира

М. Лайтман: Каббалисты, наблюдающие из другого мира наше состояние, говорят: «Вы все спите. Вам кажется, что вы находитесь в реальном мире, на самом деле вы во сне». Но они это могут сказать, потому что наблюдают со стороны наш «гипноз».

Е. Литварь: То есть я нахожусь в каких-то собственных ощущениях, которые создают мне реальность...

М. Лайтман: Сейчас мы с вами находимся во сне.

Е. Литварь: Таким образом, получается, что у Миши другая реальность?

М. Лайтман: Нет, у нас с вами существует общность ощущений. Мы все представляем друг друга нормально существующими вокруг, живущими, развивающимися, потому что наши органы чувств построены одинаково.

Все, что нами включается в область нашего мира, это всего лишь отображение в нашем сознании. Есть ли это на самом деле? Относительно кого есть или нет? Это надо заранее обговорить и исследовать. Если это относительно человека, то мы говорим: да, относительно него – относительно наблюдателя – наблюдается именно эта реальность. Но, выйдя из этих координат, он будет наблюдать иную реальность.

Есть множество измерений, вселенных, в которых мы существуем в различных состояниях. Возможно, там есть время или его нет, или оно выше времени, то есть вне времени. Или могут быть иные состояния вне движения. Там есть совершенно другие параметры существования – ни времени, ни места, ни перемещения, нет верха-низа и прочих параметров, определяющих наше «Я», наше существование. Там может быть все совершенно иное, но мы об этом не знаем. А каббалисты говорят об этом, потому что они явно постигают иное измерение при этой жизни, описывают его, говорят, что именно в это иное измерение мы должны прийти, для нас уготовано совершенно иное существование, ну проще говоря, как бы совсем на другой звезде, и мы должны до него дойти.

Е. Литварь: А то существование не иллюзорное?

М. Лайтман: Оно относительно нас сегодня иллюзорное, вы в него не верите. А они пришли к тому состоянию, к тому существованию, и относительно своего настоящего состояния говорят, что наше – абсолютно иллюзорно, как сон.

М. Санилевич: А есть еще какие-то состояния, кроме тех, которые постигают каббалисты?

М. Лайтман: Кроме тех, которые они постигают, они не могут нам ничего сказать. Ведь человек постигает только из себя, из своих инструментов познания, из своих ощущений. Если у него появятся еще какие-то иные ощущения, тогда он нам может об этом рассказать, а если нет, то нет.

Причем, каббалисты, когда постигают это, они постигают абсолютно четко, научно, с графиками, с формулами, с точными измерениями, передают это друг другу так, чтобы остальные могли проделать те же самые движения к этому иному миру, наблюдать из него, описывать свои картины, совпадения между их исследованиями. То есть, это как в обычной науке нашего мира: между учеными существуют взаимоотношения для развития исследований. Но то, что каббалисты наблюдают, это тоже сугубо субъективно относительно них, и они об этом предупреждают.

И так же, как науки нашего мира, исследующие нашу иллюзию или действительность, или иллюзорную действительность (не важно, как это назвать), так и каббала исследует другое измерение тоже относительно наблюдателя, и никак иначе, и предупреждает об этом. И потому говорится: «Нет у человека более того, чем он постигает внутри своих келим, посредством своих инструментов». Это звучит так: «Нет у судьи ничего, кроме того, что видят его глаза» – как самое сильное, самое достоверное постижение.

М. Санилевич: Она общая для всех каббалистов – та реальность, которую они постигают, или у каждого своя?

М. Лайтман: Нет, она общая.

М. Санилевич: Так же, как в нашем мире?

М. Лайтман: Так же, как в нашем мире у нас существует общность впечатлений, хотя каждый переживает его несколько по-своему, но общность существует, так и у каббалистов.

Е. Литварь: Все восточные учения, утверждающие, что наш мир иллюзорный, совпадают с мнением каббалистов. Но при этом точка, с которой они считают этот мир иллюзорным, вполне может не совпадать с тем, как видят и ощущают каббалисты?

М. Лайтман: О нашем мире даже у науки сегодня уже возникает очень четкое представление, что он иллюзорный. Что значит иллюзорный? Зависящий только от наших органов чувств и от того, в каком диапазоне, каким образом они работают. Поэтому говорится об «иллюзии». Но это не иллюзия, это абсолютно субъективная картина, которую я рисую себе сам. Были бы у меня другие глаза, другие уши, другие тактильные ощущения и так далее, я бы ощущал бы картину: предмет, который сегодня выглядит для меня твердым, мог бы выглядеть газообразным. Если бы я видел наш мир и относился к нему, как какие-то нейтрино или другие частицы, которые проникают везде, если бы я ощущал, что проникаю, вижу, прохожу как бы сквозь эту материю, то, естественно, мое ощущение всего этого мира было бы иным.

Е. Литварь: То есть я бы просто не видел стола?

М. Лайтман: Он бы был для меня сквозным, конечно. А почему нет? В моих сегодняшних ощущениях данная комбинация каких-то элементов представляет собою данный твердый материал, а на самом деле есть другие состояния в нашем мире, для которых эта твердость – не проблема, и она не ощущается вообще как препятствие. Я ощущаю препятствия при определенном давлении. И это называется «тактильное ощущение» – объект давит обратно на меня, и я из этого давления, из своей реакции воспроизвожу этот объект в своих ощущениях: кто он, что он, какой он.

Е. Литварь: Я, кажется, начал понимать. Вы говорите, что субъективность моего восприятия зависит от того, что это я получил данную информацию, так?

М. Лайтман: Конечно.

Е. Литварь: То есть Миша мог бы ее получить иначе?

М. Лайтман: Нет, и Миша получил бы так же, потому что у нас существует общность ощущений, наши органы чувств построены одинаково.

Е. Литварь: Тогда это объективно? Потому что если я, он и еще 100 человек...

М. Лайтман: Для кого объективно? Относительно человека в нашем мире. Этот мир имеет вот такое выражение внутри человека. А существует ли он снаружи, я сказать не могу. Я улавливаю какие-то звуки, какие-то образы, они рисуются внутри меня, они не рисуются снаружи. Я, допустим, вижу вот этот стол и стакан. Он существует на самом деле – вне меня? Я не знаю, не могу этого сказать. Я только могу сказать: во мне рисуются образы, которые представляются мне находящимися снаружи. Вот этот стакан – имеет ли он такую форму вне моих чувств? Нет, он такой формы не имеет, он мне таким рисуется. А какой он на самом деле? А я сказать не могу, какой он на самом деле – только относительно воспринимающего, только относительно наблюдателя.

В постижении действительности есть четыре подхода. Подход ньютоновский состоит в том, что мир вне нас – такой, каким он ощущается в нас.

Существует подход, который развил Хью Эверет (американский физик, первым предложивший многомировую интерпретацию квантовой механики) и который заключается в том, что мир – такой, каким он представляется нам, но он зависит и от того, какие собственные возмущения мы в него вносим. То есть мир является чем-то средним между наблюдателем и той картиной, которую он наблюдает: я нахожусь в определенном контакте с миром, и наши общие свойства, какие-то общие соприкосновения с ним рисуют мне картину. Значит, я все-таки получаю картину мира в зависимости от своих свойств.

Почему это так? Потому что даже в нашей повседневной жизни я на какие-то явления вдруг обращаю внимание, а на другие – нет, что-то я воспринимаю, но вдруг это уплывает из моего сознания. То есть существуют вещи, но я на них не обращаю внимания или наоборот концентрирую свое внимание на них. Я нахожусь в большем или меньшем контакте с объектами, и в зависимости от этого они во мне вырисовываются. То есть не вся картина мира, которая существует вокруг меня, мною воспринимается. Возможно, в ней есть еще объекты, но я их не воспринимаю.

И есть следующее, уже близкое к каббале мнение (существует и между ними много всевозможных теорий) о том, что мы вообще не воспринимаем все, что находится вне нас. Не воспринимаем. Мы воспринимаем все, что создается внутри нас.

То есть, вы можете сказать так: вне нас находится какой-то источник. Вот, я стукнул по столу – услышали звук. То есть, произведено какое-то действие, оно создало какую-то волну. Эта волна дошла до вашего уха, ударила в барабанную перепонку, прошла все системы – электрические, химические, отобразилась в вашем мозгу, который сопоставил это с известными ему данными, обнаружил это как звук, и обо всем этом сообщил вам.

Что общего есть между тем, что вы ощутили внутри себя, и внешним звуком? Совершились всевозможные реакции: механическое давление от этой волны, затем электрическое явление, потом всевозможные химические реакции, сопоставления с разными вашими воспоминаниями, запоминаниями и так далее. Что это имеет общего с тем, что произошло снаружи? Очень-очень мало. Поэтому говорится о том, что есть общность между наблюдателем и каким-то внешним явлением.

А каббала говорит о том, что вообще и этой общности нет, и нет никаких внешних явлений, все находится у человека внутри. А снаружи нас нет ничего. Есть постоянная сила, внутри которой мы находимся, и относительно этой постоянной силы, абсолютной константы, внутри нас происходят всевозможные внутренние явления, и по совместимости с этой постоянной силой, создают у нас всевозможные ощущения.

То есть я воспринимаю и ощущаю только свое внутреннее изменение, свое внутреннее развитие относительно этой постоянной внешней силы. И вот эта картина моих внутренних изменений, она и рисуется мне в виде картины мира. Так говорит каббала, и притом описывает это научно, математически и физически, с графиками, приглашая вас вступить в эту реальность. И когда начинаешь этим заниматься, исследовать, и входить в эти состояния, то ты видишь, что это на самом деле так.

И наука к этому постепенно подходит. Когда-то надеялись только на Ньютона, затем Эйнштейн, Хью Эверет, а сегодня уже начинают соглашаться или прислушиваться, по крайней мере, к тому, что говорит каббала, это было описано уже много тысяч лет назад.

Е. Литварь: Из того, что Вы сказали, получается, что человек на протяжении всей свой жизни, думая, что изучает то, что находится вне его, на самом деле, изучает самого себя?

М. Лайтман: Абсолютно точно. Да, мы изучаем только себя. Вообще все это является только актом самопознания.

Зачем человеку познавать реальность

М. Санилевич: А зачем человеку познавать другую реальность, которая находится вне его? Что это ему дает? Это учит его жизни?

М. Лайтман: Мы подталкиваемся ко входу в эту новую реальность и должны в нее войти. Мы должны себя в ней ощутить. Мы должны в ней существовать, потому что существование в этой высшей внешней реальности – оно вечное и совершенное. К этому природа подталкивает человека.

Это не зависит от того, желаем мы или нет. Мы так устроены изначально – мы должны пройти постепенное совершенствование и прийти к ощущению этой внешней реальности, и войти в нее, и существовать в ней. Настолько, что пропадает ощущение нашего мира и контактов в нем. И вся та картина, которая есть сейчас, постепенно-постепенно поднимается, как бы преобразуется в образы и силы той внешней, высшей реальности.

М. Санилевич: Саша из Берлина задает вопрос (я думаю, что Вы уже частично на него ответили): «Однажды основателю даосизма Лао-Цзы приснился сон, что он бабочка. Когда он проснулся, то потратил много времени на обдумывание того, кто же он на самом деле: бабочка, которой снится, что она Лао-Цзы, или Лао-Цзы, которому снится, что он бабочка?» Что подскажет ему каббала?

М. Лайтман: Каббала ему подскажет: он выйдет еще в следующую реальность. Он находился в жизни (то, что мы называем, якобы, жизнью) и во сне и не может отделить одно от другого – такие яркие впечатления. Кстати говоря, во сне могут быть более яркие впечатления, чем в жизни – так ведь? Или может быть и наоборот. Так что, это ни о чем не говорит. Мы как бы контролируем себя, когда входим в сон и выходим из него, поэтому у нас есть такое деление: вот это – сон, а это – жизнь. Но в принципе, и то, и другое состояние – они оба иллюзорны.

Каббала бы показала Лао-Цзы, что есть иное состояние, в котором не существует ни сна, ни бодрствования – состояние, в котором существует абсолютно полный, совершенно непрерывный поток информации, называемый вечной и совершенной жизнью, существованием (это не жизнь в нашем понимании), и, глядя из которой на наше сегодняшнее состояние, вся неживая, растительная и животная природа нашего мира, нашей вселенной, включая человека, представляется не более чем иллюзия, сгустки энергии – не более того.

Так что, и сон, и бодрствование показались бы Лао Цзы просто иллюзией относительно того, кто в ней находится.

М. Санилевич: И можно находиться одновременно в двух мирах – сразу и в этом мире, и в том?

М. Лайтман: Пока каббалист не закончит полное вхождение в этот Высший мир, в это следующее измерение, у него остается ощущение нашего мира. Как только он полностью вошел в высшую реальность, у него ощущение этого мира остается только потому, что он должен иметь контакт с другими людьми. Но, в принципе, возвращаться еще раз в эту иллюзию у него нет никакой потребности.

М. Санилевич: Но, живя здесь, находится ли он постоянно и в том мире? Или, допустим, как в этом мире я могу смотреть или не смотреть, могу слышать, или, если сейчас я закрою уши, я могу не слышать. Так и каббалист, находясь в этом мире с пятью органами ощущения, и, находясь в духовном мире, он иногда выпадает оттуда?

М. Лайтман: Он иногда выпадает, потому что это зависит от... (как вам сказать на обычном языке?), это зависит от того, ассоциирует ли он себя своим внутренним напряжением с Высшим миром. Для того чтобы находиться в Высшем измерении, для этого необходимы определенные действия со стороны человека. Допустим, если человек тяжело больной, если он потерял сознание, если у него нет возможности себя каким-то определенным образом напрячь и соотнестись к тому измерению, тогда он может из него выпадать.

М. Санилевич: Но он знает, что он выпал? Это осознанно?

М. Лайтман: Да. То есть контакт с Высшим миром уже остается в человеке навсегда. Теперь от него только зависит, насколько он этот контакт может возобновить.

Что значит "высший", "духовный"?

М. Санилевич: А почему такое слово – «высший»?

М. Лайтман: «Высший» – потому что оттуда наше состояние ощущается как низшее, ограниченное, временное. Духовное состояние – превалирующее, действительно более совершенное. Поэтому называется «высшее». Так принято в нашем мире задавать такое соотношение – «высший – низший».

М. Санилевич: А почему говорят – «духовный мир»?

М. Лайтман: А «духовный» – потому, что не имеет отношения к материальным объектам – выше их, вне их.

М. Санилевич: А само слово «духовное» – откуда? От корня «дух»?

М. Лайтман: В каббале используется слово «руах» (дух). Но вообще, сила, которая управляет нашим миром, разлагается на пять сил: нэфеш, руах, нэшама, хая и йехида. А в целом называется – «сила» или «свет», «Высший свет». Не свет нашего мира, а свет Высшего мира, то есть совсем иные частоты, совсем иные свойства. Так вот, свет или духовность – это одно и то же.

Е. Литварь: Юлий Цезарь был знаменит, кроме всего прочего, тем, что мог одномоментно делать, если я не ошибаюсь, пять дел сразу. Может ли каббалист разумом нашего материального мира, скажем, вести сейчас беседу с нами, а разумом каббалистическим беседовать, например, с Юлием Цезарем?

М. Лайтман: Постоянно! Потому что это два совершенно не связанных друг с другом разделов его «Я»: животное – низшее, нашего мира, и духовное – из души высшего. Естественно, он находится в обоих мирах.

Е. Литварь: А если разум одного спросит разум другого: «Где интересней?», то где?

М. Лайтман: Ну, как вы думаете, где может быть интересней? Хуже нашего мира нет.

Е. Литварь: А тут столько интересного.

М. Лайтман: Так и детям кажется в детском саду весело с их игрушками. Нет. Хуже нашего мира на самом деле нет.

Е. Литварь: Во всех смыслах?

М. Лайтман: Абсолютно.

Е. Литварь: То есть, совершенно серьезно, любому человеку здесь хуже, чем там?

М. Лайтман: Любому человеку. Потому что в нашем мире мы существуем в постоянном бегстве от страданий. И какая-то маленькая искорка наслаждения уже воспринимается нами как счастье. И она тут же угасает, и снова мы должны быть в погоне за какими-то иллюзорными наслаждениями. И эта погоня и называется у нас жизнью. На самом деле это ведь просто беспрестанное движение в поиске хоть какого-то наполнения. Так что, назвать его интересным и хорошим нельзя. Ну, за неимением лучшего, я вас понимаю. Но советую попробовать другое, и тогда вы увидите.

Е. Литварь: Вопрос из интернета: «Существуют ли параллельные миры?» – это первая часть вопроса. А вторая адресована непосредственно Вам: «А были ли Вы в них?»

М. Лайтман: Я не знаю, что они подразумевают под параллельными мирами. Наши множественные отображения в других мирах существуют. Духовных миров всего пять: Асия, Ецира, Брия, Ацилут, Адам Кадмон и олам Эйн Соф – так называемые, параллельные нашему миру миры, но все они духовны. Подобных нашей вселенной других материальных вселенных или миров нет.

Мы находимся на самом низшем уровне, ниже этого нет. Все, что выше этого на одну ступеньку – это уже духовные миры, и всего там 125 ступеней, разделенных на пять миров.

Е. Литварь: В 60-70-хх годах было много диспутов – «Есть ли жизнь на Марсе?» Так Вы ответили, что нет?

М. Лайтман: Марс – это не параллельная вселенная, это не параллельный мир.

5
Отзывы: 3
Похожие публикации по теме:
Другой мир. Восприятие реальности - наш мир иллюзия. Часть 3 Жизнь после смерти Е. Литварь: Каббалист, находясь в нашем мире, в нашем теле воспринимает сразу два мира. Что происходит с каббалистом, когда он умирает? Как он воспринимает этот мир? М. Лайтман:…
Другой мир. Восприятие реальности - наш мир иллюзия. Часть 2 Существует ли время М. Санилевич. Вопрос такой: как и почему возникает ощущение времени? М. Лайтман: Ощущение времени – это наше сугубо внутреннее субъективное ощущение. В соответствии с ним мы и…
Свобода человека. Свобода выбора. Часть 3 Е. Литварь: Может ли каббалист по собственному желанию отказаться быть каббалистом? Есть ли у него на это право? Волен ли он сделать это? М. Лайтман: На любом этапе. Е. Литварь: На любом этапе…
Суть жизни. О жизни и смерти. Часть 3 Е. Литварь: Почему религия и светская мораль считает самоубийство таким страшным и недопустимым грехом? Самоубийство отрицается потому, что человек избегает выполнения той программы, которая на него…
Суть денег. Все о деньгах. Беседа 1. Часть 2 М. Санилевич:  Вопрос из Интернета: где находятся духовные корни меценатства? Вопрос длинный. Я в двух словах перескажу: люди получают удовольствие, и когда они отдают, и когда они получают? Ведь…
Грани реальности. Наука Каббала: мифы и реальность - 2. Часть 2 М. Санилевич: У меня такой вопрос: Почему Бог хочет, чтобы мы относились один к другому с любовью, с отдачей? Какая Ему разница? М. Лайтман: Ему это не надо! Это надо нам. Потому что когда я отношусь…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.