» » Свобода человека. Свобода выбора. Часть 1

Свобода человека. Свобода выбора. Часть 1

29.10.2011 (Сергей Сергеев) в Восприятие реальности, 7 329 просмотров Ссылки. Распечатать

Беседа ученого – каббалиста Михаэля Лайтмана
с преподавателями академии Каббалы М. Санилевичем и Е. Литварем и психологом О. Яаломом

Свобода человека. Свобода выбораЕ. Литварь: У нас сегодня очень серьезная тема – «Свобода выбора», и мы пригласили психолога, специалиста в области интернет-психологии. Я надеюсь, что мы сможем доказать, что у человека есть свобода выбора.

М. Санилевич: Что такое свобода – ощущение или возможность действовать согласно собственному плану?

М. Лайтман: Большую часть своей жизни человек находится в состоянии: «Я действую не потому, что меня кто-то к этому принуждает, а потому, что чувствую в этом потребность». Однако если мы начнем исследовать его свободу, то увидим, что все действия человека являются вынужденными: ему надо или удовлетворять всевозможные желания и инстинкты, которые продиктованы потребностями тела – пища, секс, семья, или выполнять требуемую работу, и так далее. Где же, спрашивается, он свободен?

Человек не свободен. Затем, примем во внимание его привычки, всевозможные увлечения. Откуда они возникли? Они продиктованы его воспитанием, обществом, в котором он находится. Смотрите, как все бывают поголовно увлечены спортом или новой модой. Люди напоминают косяк рыб, который двигается то в одну, то в другую сторону, или перелетных птиц: кто-то полетел первым, а за ним подстраиваются все остальные.

То есть мы не видим, где здесь есть место свободе. Кажется ли человеку, что она у него есть, или свобода реально существует? Если мы обратимся к исследованиям ученых (особенно за последнее время) – психологов, социологов, – то они скажут, что человеком можно легко манипулировать. То же самое подтвердят и знатоки нашей общественной природы. А генетики могут с уверенностью заявить, что все записано в генах. В человеке заранее заложена некая суть, которую необходимо реализовать, что он и делает, в соответствии со своими потребностями.

Если мы обратимся к каббале, то эта наука говорит по данному поводу очень просто: человек – есть желание насладиться, как и вся природа. Только человек в своем желании насладиться – самый сложно организованный ее элемент. В нем задано очень много всевозможных параметров, и поэтому его желание насладиться реализуется по сложной схеме. Общая схема такова: неживая, растительная и животная составляющие природы запускаются ей самой, и здесь вообще нет никакой свободы воли. Все действия тут являются инстинктивными: определенный период размножения и существования. Присутствует, конечно, внутривидовая разница в характерах, но у каждого вида растений свое, строго определенное время цветения, созревания и увядания. То есть, мы везде видим строгое соответствие законам природы.

У человека мы просто не наблюдаем этого соответствия так явно, как у других частей природы. Нам кажется, что если тело действует по принципу животного организма, то во всем остальном – там, где речь идет о нашем «Я», наших желаниях, мыслях, мы свободны. Я существую в рамках общества, но все равно внутри них я выбираю ту или иную свободу поведения.

Как животные не осознают, что их поведение задается им инстинктами, так и человек не осознает, что его поведение – подневольное и абсолютно детерминировано изнутри всевозможными генами. Эти гены в каббале называются «решимот» – это, своего рода, информационные блоки, которые поднимаются изнутри, вызывая в нас необходимость их реализации, и не более того.

Так что, с точки зрения каббалы, у человека, живущего в нашем мире, нет абсолютно никакой свободы воли. Какая же может быть свобода воли у людей, которые так верят в предсказание будущего, в гадания по звездам, во всякие заговоры? Мы знаем несколько очень интересных исторических примеров, когда, допустим, Вольф Мессинг или кто-то еще, предсказывали все, что произойдет с отдельными людьми, с нациями, со всем миром, и не ошибались ни на час. Как же это возможно?

Если мы не ощущаем ось времени, то не надо говорить, что ее нет. Она существует, заранее запрограммированная, независимо от нашего осознания, просто мы ее не воспринимаем, а есть люди, которые умеют это делать, хотя и в ограниченном диапазоне. Но с каждым днем, чем больше мы узнаем с научной точки зрения о нашем существовании, тем более явно обнаруживаем, что мы не обладаем свободой воли.

И, вообще, скажите мне, что вы вкладываете в это понятие? Что значит, «свобода воли»? В чем состоит проблема выбора? Между чем и чем? Как мне принять решение? Выбор всегда делается из предлагаемых возможностей. Значит, я должен знать хоть что-то о каждой из них, собрать о них положительные и отрицательные данные. Внутри меня есть некое «сравнивающее устройство», которое осуществляет выбор в соответствии с моим моральным или физическим состоянием, или моими материальными возможностями. И, в итоге, я прихожу к выводу, что именно является для меня лучшим – одно или другое.

Значит, мои впечатления уже заданы, а внутри меня работает некий «механизм сравнения», и выдает мне определенный результат. Разве в этом заключается свобода? Это не свобода, а просто постоянное взвешивание, сравнение – что для меня лучше. То есть, максимум удовольствия и минимум затрат – это и есть наш механизм. И мы постоянно решаем только этот единственный вопрос. С какой стати нам называть его свободой? Это просто «поиск максимального счастья», и все.

Е. Литварь: Вы как-то намекнули, что я в одной из своих предыдущих жизней был рабом. Хочу спросить: когда же я был свободен, тогда или сейчас?

М. Лайтман: Мы знаем, что рабство существовало на протяжении тысяч лет, оно и сегодня кое-где существует. Люди, находящиеся на положении рабов, не обязательно ощущают себя рабами. Так же, как не ощущает себя рабом современный человек, который должен вставать в определенное время, добираться два часа до работы, находиться там десять часов, и потом, простаивая в пробках, возвращаться домой. Дома ему ничего не остается, как взять бутылку пива, сесть перед телевизором, получить от жены какой-то паек, и лечь спать. В конце концов, что это, как не рабство? Разве раб существовал по-другому? Нет. Кстати, о рабе заботились больше, чем сегодня о современном человеке, потому что это было дорогое имущество. В чем же отличие одного от другого? Ведь и раб не чувствовал себя рабом.

Е. Литварь: Чувствовал.

М. Лайтман: Нет, Вы не чувствовали тогда себя рабом, я Вас уверяю, точно так же, как и сегодня не чувствуете то, что Вы – раб. Потому что, мы за всю историю человечества не видим никаких восстаний рабов. Вы, конечно, можете привести в пример Спартака, но об этом поговорим отдельно. Это не было восстанием против рабства.

Рабом быть выгодно, удобно. Люди, которые выходят из тюрьмы, с удовольствием возвращаются туда, а многие бывшие заключенные сибирских лагерей селятся неподалеку от них, и даже просятся обратно. То же происходит с военными.

Вот, и психолог это подтвердит. Потому что так легче жить. Человеку наоборот хочется чувствовать, что он не свободен. То есть с утра принял – и свободен. Вот это называется свободой.

Е. Литварь: Все-таки, свобода – это ощущение?

М. Лайтман: Не более чем иллюзия.

Е. Литварь: То есть я ощущаю себя не рабом, а любимым слугой своего хозяина.

М. Лайтман: Да.

Е. Литварь: А другой раб, может быть, мучается от этого, страдает, ощущая несвободу.

М. Лайтман: Значит, в этом случае мы уже говорим не о свободе, а о комфорте. Потому что свободы на самом деле нет. Приведите мне какой-то пример, когда вы свободны.

Е. Литварь: Допустим, передо мной находится чай и вода, и я могу выбрать, что именно пить.

М. Лайтман: Здесь нет свободного выбора. Потому что у меня внутри существуют абсолютно все данные, для того чтобы предпочесть одно из двух удовольствий другому, и я только должен их обработать, выдав уже готовый результат – то есть, осознать, чего же я на самом деле хочу. Но это – не свобода.

Е. Литварь: Например, я выбираю с женой, куда пойти вечером – в театр или в кино. При этом я имею ясное представление и о том, и о другом.

М. Лайтман: На основании чего?

Е. Литварь: На основании предыдущего опыта. Знания, культуры...

М. Лайтман: На основании воспитания... Того, как Вас запрограммировали. Так значит ли это, что Вы выбираете самостоятельно?

Е. Литварь: Конечно.

М. Лайтман: Нет. Вы запускаете тут свой механизм, выдающий Вам уже готовый результат, и согласно этому результату, по этой записке, где напечатано: «Иди в театр», – вы туда и отправляетесь.

Послушаем, что говорит по этому поводу биология.

М. Санилевич: Генетика говорит, что существуют около 30 тысяч генов, и все зависит лишь от них. На сегодняшний день мы знаем только, как функционируют примерно пять процентов от их общего количества.

М. Лайтман: Просто, не все гены известны человеку. Станет известно, что и пять процентов – это много. Вы уже согласны с тем, что нет никакой свободы?

М. Санилевич: Ученые согласны, но...

М. Лайтман: Несколько лет назад вообще было невозможно сказать кому-либо, что свободы не существует – тебя бы просто осмеяли. И я удостоился нескольких таких приемов. Сегодня же на этот вопрос смотрят немного иначе, потому что видят, насколько мы зависимы и друг от друга, и от глобализации, и от различных маленьких случайностей, и от всего прочего. Люди начинают осознавать, что они находятся в замкнутом круге, где нет никакой свободы: тебе уже все предначертано, на тебя действуют постоянные силы, и ты должен каким-то определенным образом на них реагировать. Просто, ты пока не знаком со всеми этими силами, а потому еще точно не понимаешь, как именно следует на них реагировать. Все эти ошибки, недопонимание, я бы сказал, слепота,- и создают в тебе иллюзию свободы воли. Ты находишься в темной комнате, а сам при этом думаешь: «Захочу – пойду направо, захочу – пойду налево». Справа – пропасть, слева – электрический стул. Иди!

Е. Литварь: Но это же мой выбор?

М. Лайтман: Это тоже не твой выбор. Я хотел бы конкретно рассмотреть свободу только в одном ракурсе: свобода для нас – понятие мнимое, иллюзорное, она определяется именно незнанием той жесткой системы, в которой мы находимся, и ничего более. Если бы мы видели сетку сил, нами управляющих, а также самих себя абсолютно повязанными со всем мирозданием, если бы перед нами все это внезапно раскрылось, – то, нам стало бы понятно, что каждый из нас намертво связан со всеми остальными.

О. Яалом: Но тогда получается, что Вы лишаете людей свободы?

М. Лайтман: Конечно. Только не я их лишаю, а ее просто не существует.

О. Яалом: Человек был свободен, и, вдруг, он стал рабом сил, о которых Вы ему рассказываете.

М. Лайтман: Я только раскрываю ему глаза на его истинное состояние.

О. Яалом: И этим делаете его более печальным...

М. Лайтман: Правильно. Если я просто так рассказываю человеку о том, что свободы воли нет, то я иду против природы, потому что тем самым я как бы убиваю его, делаю недееспособным. Поэтому сначала надо обязательно показать человеку: почему мы созданы несвободными, почему это скрыто от нас, почему в нас есть иллюзия свободы воли, и что именно мы должны при помощи этого достичь. И лишь тогда перед нами открывается потрясающая возможность, появляется шанс стать свободными, выбравшись из всей этой сетки сил, из этой сферы, приподнявшись над ней. Оставаясь же внутри нее, мы всегда будем жестко связаны с природой.

О. Яалом: Но ведь Вы распространяете эту информацию среди миллионов и десятков миллионов людей...

М. Лайтман: А люди забывают, они не чувствуют и не слышат. Я Жене сейчас привел несколько примеров, но он их не услышал.

О. Яалом: То есть, реально пройти в духовный мир могут лишь единицы из сотен тысяч, а все остальные просто забывают об этом? Вы это хотите сказать?

М. Лайтман: Да. Только тот, кто может воспользоваться свободой воли и уже созрел для того, чтобы ею обладать, слышит и начинает стремиться к этому. Он сразу же ловит меня на крючок: «А! То, о чем я подсознательно думаю и в чем я подспудно нуждаюсь, есть у этого человека, он говорит что-то правильное». Только такой человек способен схватить эту информацию, потому что в нем уже созрело внутреннее желание осознать: «Свободен я или не свободен? Могу ли я прожить так, как я этого хочу, или нет? В чем состоит смысл моей жизни, ее внутренняя суть?» А те люди, которые еще до этого не дошли, просто пропускают мои слова мимо ушей, потому что человек не может жить в страданиях. Срабатывает инстинкт самосохранения, и они все забывают.

О. Яалом: Мало того, им нужно как можно быстрее об этом забыть, чтобы вернуться к спокойному состоянию.

М. Лайтман: Конечно, у нас есть такие "шторки", и они закрываются очень быстро: опускаются, и все забыто.

Однако Вы не правы в том, что лишь немногие люди могут выйти на путь реализации свободы воли. Постепенно выйдут все. У каждого это произойдет по-своему, на разном уровне, но все равно каждый человек должен стать Человеком.

М. Санилевич: Наверное, потому мы и не нашли практически никаких исследований на тему свободы воли. То есть, люди не интересуются этой проблемой.

М. Лайтман: У человечества нет инструментов для этого.

Е. Литварь: Похоже, и вопроса такого не существует?

М. Лайтман: Нет и вопроса, потому что он никем не задан. Кому это надо – политологам, политикам, экономистам, психологам?

М. Санилевич: А действительно, зачем им это знать – есть свобода воли или ее нет?

М. Лайтман: Им не надо этого знать, Вы правы. Мы же должны просто выбрать тех людей, которые уже готовы начинать ее реализовывать, и рассказать им об этом. А таких людей во всем мире изо дня в день становится все больше и больше. Сегодня – это уже миллионы, включая многих из тех, кто переживает депрессию, употребляет наркотики, постоянно находится в раздражающих ситуациях, или же просто испытывает негативные ощущения. Это люди, оказавшиеся в состоянии внутреннего дискомфорта, который невозможно ничем заполнить и который свидетельствует о том, что человек должен обрести подлинную свободу, поскольку он чувствует себя, как в клетке.

Поэтому наука каббала и раскрывается именно сейчас, поскольку лишь она говорит о реализации свободы воли. Если в нашем мире нет свободы воли, то мы можем спокойно на все закрыть глаза, и так потихоньку существовать до конца своей жизни: «Поменьше ударов, побольше маленьких удовольствий, не буду ни о чем думать, принижу себя, и все». Это то, к чему призывают йоги и все остальные восточные учения – свести свой эгоизм, свои запросы к минимуму, а затем тихо сидеть, пока жизнь не закончится.

Тем же людям, которые не в состоянии отказаться от свободы воли, то есть желающим знать – есть ли в моей жизни какой-то свободный параметр, называемый моим «Я» – надо обязательно дать эти знания, иначе они впадут в депрессию, пристрастятся к наркотикам, и так далее. Все это – показатели отсутствия возможности реализовать свободу воли.

О. Яалом: Значит, с того момента, как Вы инициируете у человека это понимание, и до момента его выхода в духовный мир, он проходит через очень тяжелые состояния?

М. Лайтман: А это и называется, что он реализует свою свободу воли. Свободным стать непросто. Быть свободным – это значит быть самим Богом.

М. Санилевич: А Бог свободен?

М. Лайтман: Это тот единственный уровень, где на самом деле достигается полная свобода.

О. Яалом: Человек становится свободен в тот момент, когда принимает решение?

М. Лайтман: Нет, когда он решает, он еще не свободен. Это, так сказать, теоретический уровень. Лишь затем, когда человек начинает реализовывать свое решение,он постепенно поднимается в своей реализации до уровня Бога. Он шаг за шагом возвышается над своей природой, пока не отрывается от нее и не обретает природу Бога. Для этого ему необходимо пройти 125 ступеней, и на каждой такой ступени человек расстается со своей природой, получая взамен природу Бога. Он становится все более и более свободным. Полная свобода достигается лишь в полном слиянии с Богом.

Сам этот путь чрезвычайно сложный и длительный, но именно для этого и дана нам наша жизнь. И не только она одна, но и все ее кругообороты.

Е. Литварь: Вы беседуете так, словно вопрос свободы воли уже решен, и теперь надо беспокоиться только о том, чтобы людям не стало плохо. А тем, кого я здесь представляю, и так неплохо, потому что их никто еще не убедил в том, что у них нет свободы воли, нет свободы выбора. Поэтому, следующий вопрос такой: «Почему Вы все время называете человека марионеткой? Неужели он до такой степени похож на куклу? Если это так, то почему тогда я об этом ничего не знаю, и кто же мной играет?».

М. Лайтман: «Судьба играет человеком, а человек играет на трубе». Кто мной играет? Мной играет природа, мной играет Бог.

Е. Литварь: Объясните, пожалуйста.

М. Лайтман: Ты родился от папы с мамой? Иначе пока и не мог. Может быть, в будущем будет по-другому... Они снабдили тебя какими-то своими, заранее заданными свойствами – что-то от папы, а что-то от мамы. Что-то еще досталось от дедушки с бабушкой, и так далее, включая близких и дальних родственников, а что-то – вообще от всего человечества. Кроме того, ты унаследовал нечто и от твоего предыдущего существования. Кроме того, родители воспитали тебя, отдали в детский сад, в школу, и так далее. Все это – не ты. И вот ты достиг двадцатилетнего возраста...

Е. Литварь: Я уже в шестнадцать лет выбрал институт!

М. Лайтман: На основании чего?

Е. Литварь: Ну, не знаю, так захотелось.

М. Лайтман: Вот «не знаю» – это верно. Потому что ты слышал об этом от всех, затем сравнил со своим характером и лишь тогда понял, что для тебя хорошо именно это, а уже только потом выбрал. Таким образом, ты выбрал из заранее существующих данных, то есть выбор был сделан не тобой.

Е. Литварь: Почему не мной?

М. Лайтман: Потому что в тебя заложили все эти данные, и твоя "коробочка" сравнила их между собой, а затем выдала результат. Вот и все.

Е. Литварь: Это следует понимать так: существует своего рода компьютер, у которого есть программа, и что бы в него не вкладывать, он все время будет выбирать только то, что согласуется с его программой?

М. Лайтман: Из данных, которые туда заложены. Иначе, откуда еще может что-то появиться? Я же предложил: нарисуйте мне ситуацию, в которой есть свобода воли.

Свобода может быть только в одном состоянии: я стою перед неразрешимым выбором – пятьдесят на пятьдесят, и я никак не могу решить, что же предпочесть. Вот это свобода! Потому что по поводу всего остального у меня уже есть информация – что хуже, а что лучше.

Е. Литварь: Я не понимаю! Есть я, у которого возникло свое собственное желание выпить воды или чая, и я, согласно этому моему желанию, выпил воды. А Вы мне говорите: «Ты не свободен».Но ведь я так ощущаю.

М. Лайтман: Так себя ощущают лишь маленькие дети: они, вообще, считают, что если родители вышли из комнаты, то – все, теперь они свободны. Ты же не ощущаешь, что волен прыгнуть с десятого этажа?

Е. Литварь: Ощущаю. Но я этого не хочу. У меня нет такого желания.

М. Лайтман: С человеком, который говорит: «Я так чувствую», невозможно спорить. Он не хочет анализировать свои чувства и смотреть: что же именно определяет его ощущение и поведение.

Е. Литварь: Так что же?

М. Лайтман: Биологи и генетики говорят, что все определяют гены, а психологи считают, что причиной всего являются наследственные факторы или какие-то предыдущие программы. Каббалисты же утверждают, что причина всего заключается в «решимот» – информационных данных. Существует лишь информация, и ничего больше. Эта информация находится в человеке, обрабатывается в соответствии с его характером, с условиями его жизни, воспитанием и всем прочим, а затем выдается в качестве решения. Вот и все. То, что ты не чувствуешь, каким образом это происходит, создает в тебе иллюзию свободы воли. Оставайся в ней.

Есть люди, которые не могут так жить, так как они хотят знать: «Почему я так живу? Для чего я живу?» И когда действительно возникает вопрос: «Почему я так живу?» – надо решить проблему свободы.

Е. Литварь: То есть, во мне существует некая программа, которую Вы назвали «решимо». Она включается: у меня возникает желание пойти в театр или в кино, но решимо заранее запрограммировано на то, что я пойду, например, в кино. Не потому что я выбирал, а потому что у меня возникло только ощущение, что я выбираю, а решимо говорит: «Иди в кино!»

М. Лайтман: Конечно! Была бы тут какая-нибудь гадалка, она бы тебе сказала: «Ты сегодня вечером, внучек, пойдешь в театр». И ты бы поверил ей не потому, что она это сказала, а потому, что она знает наперед, что ты поступишь именно так.

Е. Литварь: То есть, она видит это решимо?

М. Лайтман: Да. Есть такие люди, которые видят решимо, причем, для этого не обязательно быть каббалистом. Потому что вся наша животная жизнь в этом мире строго-настрого детерминирована.

О. Яалом: Чем же это плохо?

М. Лайтман: Мы не говорим о том – плохо это или хорошо! Мы просто констатируем факт, информируем.

О. Яалом: Мое тело состоит из атомов, и мне это не мешает. Есть генетика. Но если я чувствую себя в данный момент свободным в выборе, куда мне пойти – в кино или в театр, то все Ваши объяснения мне ничего не дают. Даже если Вы объясните, какие физиологические процессы на это влияют, и какие слухи, которые я когда-то слышал (и забыл), что в театре постановка лучше, а в кино – плохой фильм.

М. Лайтман: Конечно, не дают! Я прихожу домой, включаю телевизор – там идет глупенькая программка, которая выключает мне мозги часа на два, и я смотрю ее, чтобы немного отвлечься. Я знаю, что это – ложь, и она меня не интересует. Я просто, что называется, убиваю время.

О. Яалом: А я читаю умные книги.

М. Лайтман: Неважно. Я говорю, что мы, так или иначе, избегаем решения проблемы свободы воли. Более того, мы видим это не только на примере отдельных личностей, но и целых народов, государств. У нас есть исторические примеры, когда народ идет завоевывать себе свободу (относительную, разумеется), а потом абсолютно не знает, что с ней делать. И уже готов расстаться с этой свободой: пусть мною командуют, поскольку так мне легче.

У человека, особенно в наше время, встает вопрос самореализации. Эгоизм настолько возрастает, что сам начинает привлекать к себе внимание человека. Он как бы говорит ему: «Смотри, как я тобой управляю, и ты ничего против этого сделать не можешь». Вопрос о свободе воли провоцируется именно тем механизмом, который не дает человеку быть свободным. И он начинает постепенно-постепенно приподниматься, желая решить для себя этот вопрос. В таком состоянии сегодня находится все человечество.

М. Санилевич: Следующий вопрос: «Нас столетиями держали в рабстве, сажали в тюрьмы, ограничивали рамками законов, банки управляют нашей жизнью, и так далее. Все это необходимо лишь для того, чтобы человек захотел подлинной свободы? Для этого Бог все создал именно так?».

М. Лайтман: В общем, да. В нас создана иллюзия свободы воли, и нам организовано очень непростое существование, на протяжении которого мы страдаем и не знаем, что делать. В итоге многих кругооборотов нашей жизни под влиянием ударов судьбы и общих проблем происходит такой рост эгоизма, что мы приходим к осознанию зла нашей природы и начинаем спрашивать себя: «Для чего же, в конце концов, мы существуем?».

Именно вопрос: «Для чего мы существуем?» направлен на осознание проблемы свободы воли. Ведь что значит – «я существую»? Это я существую? Это моя жизнь? Это я ее так себе представляю? Я так должен жить? Я выбираю? Что я могу с этим сделать?

Постепенно человек начинает задумываться о подневольности своего существования, о том, ради чего он должен влачить ярмо такой жизни. Когда человек начинает все это ощущать, то, в принципе, он ставит перед собой вопрос о свободе – внутренней, в первую очередь. Он чувствует себя зажатым в узкие рамки, в которых он обязан функционировать так, как ему навязывают природа и общество. На сегодняшний день это осознает большое количество людей. Мы наблюдаем некоторую отрешенность человека с 50-х годов, со времени появления в обществе хиппи. Тогда этот процесс только начинался, а в наши дни он продолжает идти по нарастающей. Люди ощущают беспросветность и безысходность своего существования: «Где я? Что зависит от меня?», – это сегодня самый главный вопрос человека.

Поэтому проблема свободы воли действительно является сегодня самой животрепещущей. Человека волнуют не банки или государственные учреждения, так как все они – тоже природа, и с этим ничего не поделаешь. «Но где же тут я?» – вот, что самое главное во всем этом (или над этим) беспокоит современного человека в первую очередь.

Иначе, все мы – просто марионетки.

М. Санилевич: Можно ли пробудить этот вопрос в человеке?

М. Лайтман: Можно, но, опять-таки, как сказал Олег, с точки зрения психологии это не очень приветствуется, а я с ним согласен, и с позиции каббалы тоже. Потому что, если человек пока не готов к решению этого вопроса, то зачем его в нем пробуждать? Он еще должен для него дозреть. То есть, мы должны этот вопрос перед ним поставить, как фон, чтобы помочь ему поскорее задаться им и начать его реализовывать, чтобы сократить ему страдания, вызываемые постоянным «тыканьем» во всякие жизненные неприятности. Есть такой автоматический механизм, который выбирает себе путь "методом тыка": наталкивается на препятствие – уходит в другую сторону, и так пока не отыщет верное направление. Чтобы люди не продвигались вперед таким образом, каббала предлагает рассказывать им все-таки о смысле жизни, о свободе воли, но очень ненавязчиво, спокойно, щадяще.

М. Санилевич: То есть, облегчить им жизнь. Если человек будет знать, что он не свободен, то, возможно, захочет что-то изменить.

М. Лайтман: Как в «Мастере и Маргарите» – «дай напиться», и все. Осталось столько-то дней, и «прощай, молодость». Тогда человек вообще почувствует вседозволенность. Если я проживу точно, скажем, еще три года, то уж в этот срок я "вдарю" хорошенько, и мне на все наплевать... Потому что в течение этих трех лет я уже точно буду уверен, что со мной ничего не случится.

5
Отзывы: 2
Похожие публикации по теме:
Суть денег. Все о деньгах. Беседа 1. Часть 2 М. Санилевич:  Вопрос из Интернета: где находятся духовные корни меценатства? Вопрос длинный. Я в двух словах перескажу: люди получают удовольствие, и когда они отдают, и когда они получают? Ведь…
Другой мир. Восприятие реальности - наш мир иллюзия. Часть 3 Жизнь после смерти Е. Литварь: Каббалист, находясь в нашем мире, в нашем теле воспринимает сразу два мира. Что происходит с каббалистом, когда он умирает? Как он воспринимает этот мир? М. Лайтман:…
Свобода человека. Свобода выбора. Часть 3 Е. Литварь: Может ли каббалист по собственному желанию отказаться быть каббалистом? Есть ли у него на это право? Волен ли он сделать это? М. Лайтман: На любом этапе. Е. Литварь: На любом этапе…
Духовная география. Духовное и материальное. Часть 2 Духовная география. Духовное и материальное Беседа ученого каббалиста М. Лайтмана с преподавателями академии Каббалы М. Санилевичем и Е. Литварем М. Санилевич: Но ведь сегодня в мире существует…
Духовные корни секса и удовольствия. Часть 2 Серия бесед «Каббала обо всем» Духовные корни секса и удовольствия Е. Литварь: Мы получили следующий вопрос: почему в религиях вообще, и в Торе в частности, существует строгий запрет на однополую…
Грани реальности. Наука Каббала: мифы и реальность - 2. Часть 2 М. Санилевич: У меня такой вопрос: Почему Бог хочет, чтобы мы относились один к другому с любовью, с отдачей? Какая Ему разница? М. Лайтман: Ему это не надо! Это надо нам. Потому что когда я отношусь…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.