» » Эгоизм: с изобретением искусственной виртуальной связи наш разговорный язык очень изменился

Эгоизм: с изобретением искусственной виртуальной связи наш разговорный язык очень изменился

10.02.2014 (Жизнь человека) в Глобальный принцип жизни, 3 024 просмотра Ссылки. Распечатать

Мы теряем связь с природойЧасть 45. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества.

О. Леви: Мы занимаемся средствами массовой информации, учимся налаживать связь с миром, друг с другом, учимся налаживать нашу жизнь, поэтому наша беседа называется "Новая жизнь". Область связи очень интересна. Мы уже посвятили этому несколько бесед, и сегодня продолжим. Приглашаем вас к участию, надеемся, что вам будет так же интересно как и нам. Итак, нашу сегодняшнюю беседу мы хотим посвятить главному средству связи – языку, разговорному языку. Пожалуйста, Ница, несколько слов.

Н. Мазоз: В предыдущей программе Вы объяснили нам, что в той области, которая называется "связь", есть много языков, посредством которых мы связываемся друг с другом: танец, пантомима, песни и другие форм связи. Но то, что объединяет нас, человеческий род, – это речь, способность объясняться словами, выражать себя речью. И когда Вы это объяснили, у меня возник вопрос: почему именно разговор, в чем цель развития речи у человека? Разговорная речь развила определенную когнитивную часть мозга, разум, возможность осмысления новых данных посредством мышления. С другой стороны, именно она уменьшила значимость системы органов чувств. Мы умеем говорить и, возможно, понимать слова, но меньше чувствуем – других людей, природу. Мы утратили способность к множественной связи, которая была у нас раньше. И тут возник конфликт. На этом мы хотели бы сегодня сфокусировать нашу беседу.

М. Лайтман: Я не думаю, что это конфликт. Мы развивались в отдалении от природы, переходя с уровня "животный" на уровень "говорящий". На этом уровне мы, конечно же, теряем ту связь с природой, которая была прежде. Здесь встречаются две противоположные силы – сила природы и сила, противоположная природе, осуществляющая общее развитие человека. Как сказано: "Злое начало человека развивается смолоду". Он желает причинять вред другому, чувствует от этого подъем, большую выгоду. И это подталкивает его развиваться дальше, превращаясь в вид "говорящий". И мы должны понять, что связь между нами хоть и развивается десятки тысяч лет в речи и в других формах, не является добавкой к неживому, растительному и животному уровням, к их языкам. Эта связь родилась и развилась из нашего эгоистического желания. Эта эгоистическая форма связи вела нас на протяжении многих лет и только сейчас приводит к началу осознания того, что она неправильная. То, что нам представляется развитием связи между нами, на самом деле ее искажает, не позволяет приблизиться к природе, углубиться в нее, наладить связь между нами. А любой язык связи, коммуникации между людьми служит одной цели – как односторонним образом использовать все вокруг себя, и каждому – ради собственной выгоды. В итоге, это приводит нас к кризису связи.

Мы должны сейчас осознать, что без изменения связи с эгоистической на взаимную, направленную на то, чтобы связаться всему человечеству в единое целое, мы не выживем. В процессе развития природы происходит усложнение форм организации материи от неживого – к растительному, к животному уровню. Развитие человека мы не должны рассматривать как продолжение этого процесса, потому что это продолжение негативно, а не позитивно. Оно необходимо только для того, чтобы осознать зло нашей природы и исправить его. Мы должны подняться над негативной, испорченной связью, несущей нам опасности и страдания, достичь взаимопонимания, создать правильную взаимосвязь. Почему я делаю это предисловие? Потому что мы не должны рассматривать наше развитие как продолжение эволюции, оно противоположно природе, противоречит ей. Природа соединяет разные элементы, усложняя свои создания. Она развивает желание и в соответствии с ним, над ним, развивается материя.

На неживом уровне желание маленькое, его достаточно лишь для связи между элементами. На растительном – желание больше, и большая взаимная связь между растениями. Мы видим, что в природе все они связаны друг с другом, находятся в единой сети. Животные тоже объединены в систему – как один большой зоопарк, где каждый дополняет и помогает другому. И только говорящий вид развился не для того, чтобы дополнять и помогать другому, а, наоборот, использовать другого, каждый – ради личной выгоды. Поэтому связь между представителями рода человеческого отрицательная, противоположная природе. Мы продвигаемся не в этом, а в осознании зла нашей природы, заставившей нас выстроить эту отрицательную связь. Сегодня мы приходим к этому осознанию и оно, в итоге, приведет нас к исправлению. Мы находимся в начале периода исправления связи между нами. Но, так или иначе, мы развились в эгоистической связи. Интересно наблюдать, каким образом мы связываемся, как мы общаемся. Раньше этому служил разговорный язык, речь, сопровождавшаяся письмом. В наше время их дополнили видео- и аудио-общение, которые расширяют возможности связи. Но и эти новшества продолжают тот же процесс, ту же тенденцию – использовать других ради собственного блага.

Этого я хочу от своего обращения к миру, от своей связи с ним, и соответственно этому желанию развился разговорный язык, ценности и слова, письмо, которое очень явно указывает нам на внутреннюю природу людей, использующих тот или иной язык. Различия в письменной и устной речи между французским, английским, японским, русским языками показывают различие между внутренней природой этих групп людей. Хотя внутри каждого языка сохраняется та же тенденция, – как связаться с другими, чтобы использовать их ради собственного блага. Поскольку люди отдаляются от природы, им все больше нужна связь, благодаря чему и развился язык, речь. Если мы много лет живем вместе и хорошо понимаем друг друга, сколько нам нужно разговаривать дома? Мы уже понимаем, что каждый хочет то, к чему он привык. Но чем дальше мы друг от друга, тем больше нуждаемся в богатом, более искусственном языке, помогающем нам связываться, не задевая друг друга.

Устная речь развивалась для того, чтобы помочь нам находиться в эгоистической связи, получать как можно больше выгоды друг от друга и как можно меньше причинять ущерба, иначе мы не смогли бы существовать. Между этими двумя тенденциями и существует язык. Животные естественным образом понимают, почему издают тот или иной звук. И человек издает звуки, складывает из них слова, понимает эти звуки не хуже животных. В результате связи между нами, мы создаем языки, соответствующие человеческой природе. Поэтому язык каждой группы, каждого народа отличается от других. Современный француз не смог бы понять француза, жившего пятьсот лет назад. Может быть, в письме они поняли бы друг друга чуть больше, в устной речи – меньше. Поскольку разговорным языком больше пользуются, он претерпевает большие изменения. Сравните, как люди говорили сто лет назад и как говорят сегодня. Хотя мы и понимаем их, но это уже не те слова, не тот вид связи, который сегодня отвечает нашим потребностям. Этот устаревший язык употребляли в иные времена. В письменном языке изменения происходят гораздо медленней, поскольку он меньше используется. Изменения письма отражают изменения, происходящие в средствах коммуникации.

С изобретением искусственной связи – телефоны, радио, телевидение и виртуальная связь, – наш язык изменился очень сильно. Много научных исследований посвящено тому, как люди разговаривают, как они контактируют. Смайлики, разные сокращения, символы – это язык, но это совершенно иной язык! Мы все такие разные! И не смотря на то, что Голливуд и подобные ему мировые империи сглаживают различия в мире, и английский язык является языком мира, проблема взаимопонимания еще остается, хотя все стремятся к одному языку, к одному виду связи. В поисках решения этой проблемы, мы прибегаем к помощи переводчиков и надеемся, что будет создан автоматический переводчик. Но пока что язык очень разделяет нас. И главное, это исходит из нашего внутреннего языка, потому что каждый все равно ищет личную выгоду. Это причина того, что мы не понимаем друг друга. Даже если весь мир, вдруг, заговорит по-английски, мы все равно не поймем друг друга. Потому что потребность в связи – она внешняя, и понимание – только внешнее, скажем, коммерческое. Оно не сближает, а отдаляет нас друг от друга, даже в семье. В этом мы все больше убеждаемся.

Наш язык становится все более конкретным, потому что нам не требуется более чувственной, сердечной, внутренней связи между нами. Достаточно чисто деловой. И все это приводит к тому, что мы осознаем недостаток, нехватку теплоты и сердечности, к пониманию того, что без них нельзя существовать. Это привело к кризису, который заставит нас исправить отношения. Но исправление заключается в том, что мы начнем говорить от сердца к сердцу, а не из уст в уши. Такая тенденция. Тора рассказывает нам, что это исходит из Вавилона. Там проживало очень много общин, племен, и в каждой группе, в соответствии с ее природой, развивалось свое эгоистическое желание, отличающееся от других. Перестав понимать друг друга внутренне, они рассеялись по всему миру. Об этом написано у Иосифа Флавия и в других источниках. Каждая община и племя изменили язык согласно своей природе и тем правилам, в соответствии с которыми они росли. И так каждый развил свой язык. Получается, что в основе всех языков лежит один язык и одно письмо, породившие другие языки и другие формы связи в письме.

О. Л.: Я бы хотел задать вопрос. Скажем, я и Ница говорим на одном языке – на иврите. Может быть и так, что я произношу какие-то слова, а она их трактует по-своему. Она понимает язык, на котором я говорю, но трактует слова иначе. Это первая ситуация – когда мы оба говорим на одном языке, но по-разному понимаем одни и те же слова.

М. Л.: И так это между всеми.

О. Л.: Вторая ситуация. Я и Вы говорим на разных языках, между нами стоит языковой барьер. Если у нас есть общий язык, то барьер между нами другого уровня, другого рода, но он все равно существует. Эти ситуации выявляют языковое непонимание. Вы говорите, что настоящий разговорный язык, – от сердца к сердцу, а не из уст в уши. Чему можно научиться из этих ситуаций и какова перспектива?

М. Л.: Это очень просто. С одной стороны, мы стремимся к одному внешнему языку, скажем, английскому. С другой стороны, мы понимаем, что не связаны друг с другом так, как должны быть связаны, чувствуем в этом недостаток. Ни один внешний язык не поможет достичь необходимого уровня связи, если отсутствует намного более глубокая связь между нами и взаимопонимание. Язык – это некий внешний инструмент передачи от одного человека к другому того, что развивается в сердце, в чувстве, в желании. Желание – это вся суть человека. Это то, что я хочу каждую секунду своего существования выразить, связаться с другими, чтобы реализовать. Я хочу реализовать свое желание, только и всего. Так и на неживом, и на растительном, и на животном уровнях. Поскольку во мне постоянно обновляются желания, я должен все время находиться в связи с другими. Если бы мы могли понимать друг друга без языка, это было бы хорошо, но мы не способны, не понимаем. Неживое, растения и животные используют языки внешних знаков в той мере, в которой им нужно компенсировать отсутствие речи. А мы с помощью внешних знаков не дополняем друг друга. Наше развитие базируется на развитии языка, связи, коммуникации. И становится все более понятным, насколько это не компенсирует, не дополняет отсутствие внутренней связи межу нами.

О. Л.: Почему?

М. Л.: Почему? Потому что наш эгоизм развивается и не дает нам развивать внутреннюю связь друг с другом. У меня есть телефоны, экраны, разные формы связи, и я вижу, что люди только отдаляются, они больше используют и путают друг друга. В итоге, развитие приводит нас к осознанию того кризиса, который мы прошли в Вавилоне, когда вместо того, чтобы связаться, мы отдалились друг от друга. Наш эгоизм возрос, но мы не исправили его не стали одним народом с одним языком, а предпочли отдалиться друг от друга.

О. Л.: И куда нас ведет этот процесс?

М. Л.: Этот процесс ведет к осознанию зла.

О. Л.: К одному народу, одному языку?

М. Л.: Да.

О. Л.: Какой это будет язык?

М. Л.: Этот язык будет внутренним, духовным, языком сердца. Мы его раскроем и согласимся на него. Я не намерен называть какой-либо конкретный язык, а хочу лишь указать на характер, форму связи. Те знаки и звуки, которые каждый народ использует в качестве собственного языка, он развил из своего эгоизма. Языки, которыми использовались в Вавилоне, это арамейский и иврит. И согласно нашему исследованию, они подходят для полной связи между людьми. Их внешние символы и звуки точно соответствует тем силам, которые содействуют связи между желаниями, а не разделению между ними. Если я действительно хочу связать свое желание с твоим в одно, не пользуясь в качестве модема английским или каким-то другим языком, звуками или символами, то у меня для этого есть только те знаки, которые соответствуют ивритскому алфавиту. В арамейском используются те же знаки.

О. Л.: Это такая связь, которая называется "связь без модема"? Прежде Вы назвали это "язык сердца".

М. Л.: Связь без модема – это объединение желаний. И это язык сердца!

О. Л.: О чем говорят на языке сердца?

М. Л.: На языке сердца говорят о том, как связаться и прийти к одному сердцу – к объединению желаний или объединению сердец. Если бы мы, несмотря на эгоизм, сохранили такую взаимосвязь в Вавилоне, то все говорили бы на одном, более высоком, языке. Если бы сердце развивалось в своем эгоизме, а мы над эгоизмом развивали связь, то в словах и письменных знаках, мы бы раскрыли глубину, высоту, огромные пространства, наполненные чувством. Мы бы открыли внутренний слой природы.

О. Л.: Почему на языке сердца нужны слова? Я не могу почувствовать Вас без слов?

М. Л.: Можешь, но это в будущем. Для периода исправления, пока мы все не свяжемся в одно сердце, нам нужен какой-то внешний язык, способствующий связи между нами и объединению сердец. Остальные языки разделяют нас, а если и пытаются соединить, то для использования друг друга. Иврит построен на связи, поэтому его назвали святым языком, и на нем писали все книги, начиная с того периода. Святость – это взаимная отдача, поэтому во время изгнания даже запретили говорить на нем и использовать его как язык повседневного общения, а только для изучения тех состояний, в которых мы связываемся друг с другом. В изгнании использовали арамейский язык, испанский, идиш или другие языки, подходящие для того периода, когда между нами не было правильной взаимосвязи. Теперь мы в Израиле и должны здесь выстроить правильную связь. Почему мы вернулись к ивриту? Потому что он способствует установлению этой связи. И нельзя забывать, почему мы должны быть здесь и что должны здесь сделать.

Н. М.: Вы напомнили мне выражение: "На языке одно – на сердце другое". Что представляет собой это выражение? Что при разговоре я могу сказать все, что угодно, но в сердце может быть совсем другое?

М. Л.: Да.

Н. М.: Из того, что Вы сейчас объяснили, я начала понимать, что речь, которая была принята ранее, развила нам способности мышления, ум, но сердце осталось "вне игры". Язык сердца – это язык, который начнет развивать в нас заново сердце, возможность действительно внутренней связи?

М. Л.: Это верно! Будем пользоваться речью, пока полностью не утратим ее, потому что все станем чувствовать друг друга открыто, без всяких внешних знаков.

Н. М.: Выходит, что мы хотим развить нашу внутреннюю связь – сердечную, как Вы ее называете, продолжая использовать речь, пока не придем к тому, что нам не потребуются слова для взаимопонимания. А теперь объясните, как использовать разговорную речь, чтобы начать развивать язык сердца?

М. Л.: Прежде всего, мы должны перейти на иврит.

Н. М.: Кто это "мы" – все?

М. Л.: Все! Все, кто хочет быть связанным от сердца к сердцу. Перейти на иврит и учиться подбирать знаки, символы, звуки и слова к движениям, направленным на достижение взаимной связи между нами. Строится эта связь над эгоизмом, на основе взаимной отдачи, доброго отношения друг к другу. Книги, написанные людьми, понимающими язык " от сердца к сердцу " , говорят о связи между людьми в форме все более открытой и глубокой отдачи, пока все не достигают единой связи. Это то, что нам и нужно. Поэтому наука о способе достижения такой связи – это сейчас самая необходимая для нас наука. Я надеюсь, что она раскроется в наши дни для всех, потому что мы должны научиться правильной связи между нами.

О. Л.: Есть еще один вопрос, касающийся разговорного языка. Чтобы внести свежую струю, я расскажу анекдот, мне его рассказали дети. У одного человека жил попугай. Если тянули его за левую лапу, он говорил на иврите, за правую – по-английски. Хозяин решил его продать. Приходит покупатель, он ему рассказывает: если потянуть так, он скажет так... Покупатель спрашивает: "А если потянуть за две лапы?" Попугай ему отвечает: "Ты что, я же сразу упаду". Что я хотел сказать? Такой попугай живет и произносит слова, это живое существо, которое что-то бормочет, даже понимает, когда и какие слова произносить, приобретает такие способности. Как я сказал раньше, мы с Ницей разговариваем. Между нами есть какое-то недопонимание, мы говорим как будто на разных языках. И попугай, и я, и Ница можем произнести какую-то фразу. Попугай бормочет, я бормочу, она бормочет, но никто друг друга не понимает. Вы определили язык так: "Это внешний инструмент для передачи желания, средство выразить то, чего мне не хватает". Получается, что разговор – это транспортное средство. Есть какой-то багаж – Ваше желание, – Вы его хотите передать, а разговор – это просто средство перевоза багажа, позволяющее выяснить, понять чего не хватает. Я хочу перейти к вопросу: как мне развить способность распознать в произнесенном слове то, что Вы хотели сказать на самом деле?

М. Л.: Я говорю то, что действительно хочу сказать.

О. Л.: Вы сказали, что слова – лишь оболочка, что мы должны учиться правильно выражаться.

М. Л.: Да, но мы движемся к этому через кризис, переворот, через выяснение нашей неспособности связываться. Допустим, мы семейная пара, мы не понимаем друг друга.

О. Л.: Слова не помогают.

М. Л.: Ничего не помогает. Почему? Потому что у меня в сердце есть что-то свое, у нее – свое, и каждый кричит, но не слышит другого.

О. Л.: А если провести какие-то совместные обсуждения?

М. Л.: Мы не можем исправить сердца.

О. Л.: Так что мне делать для того, чтобы продвинуться дальше?

М. Л.: Нужно найти словесную связь, чтобы начать раскрывать сердца и настраивать их таким образом, чтобы они говорили на одном языке.

О. Л.: Как?

М. Л.: Тебе нужно отыскать язык. Язык!

О. Л.: Но мне не поможет иврит: я говорю на иврите – она меня не понимает.

М. Л.: Нет, я подразумевал под языком нечто иное.

О. Л.: А что?

М. Л.: Как компьютеры понимают друг друга? Мы должны их настроить так, чтобы они говорили на одной частоте, чтобы один понимал символы другого и правильно их расшифровывал.

О. Л.: Чего мне не хватает, чтобы понять ее намеки, правильно перевести?

М. Л.: Почувствовать ее сердце как свое сердце.

О. Л.: Ее – как свое?

М. Л.: Да, конечно. А как иначе ты узнаешь, что находится в ее сердце?

О. Л.: Как я могу это сделать? Вообще, как мне почувствовать сердце кого-то? Вы сейчас определили два уровня. Есть уровень сердца – там есть человек, его желания, стремления. А здесь – открываются губы и что-то произносят. Непонятно, чего мы добиваемся? Есть еще один пример – подарок и оболочка. Мы можем раскрыть оболочку и посмотреть, что внутри? Как мне научиться это делать, как развить в себе способность понять, чего не хватает? Вы сказали – мне не хватает почувствовать сердце другого.

М. Л.: Как свое! – и тогда во мне будет связь с ней. Что делает модем? Он настраивает одну систему на восприятие другой. Что это значит? Что в одной системе есть другая, а в другой – первая. Полностью! Полное соответствие – это когда каждая система содержит в себе другую. И тогда между ними есть связь. Я могу внутри себя создать такую форму, формат другого. Когда я связываюсь с ним, то через форму, которую я выстроил, посылаю в его сердце то, что хочу ему передать. И то, что я передал ему, он получает в своем сердце, развивает это и понимает меня, поскольку внутри него есть мое сердце. Если у него не будет моего сердца, то это не поможет.

О. Л.: Это называется "язык сердца", это динамика языка сердца?

М. Л.: Да. Такой двусторонний вид соединения, имеющий два направления, называется слиянием.

О. Л.: Давайте рассмотрим каждое по отдельности. Допустим, я хочу поговорить с Вами на языке сердца. Вы сказали, что прежде всего я должен построить в себе Вашу модель и через модель Вас – во мне, я обращаюсь к вам. Так?

М. Л.: Да. У меня все-таки есть свое сердце, свои желания. Как же понять тебя? Для этого нужно, чтобы твоя модель была внутри меня. Расшифровка и раскрытие этого посыла будет происходить не в моем сердце, а в твоей модели, которая находится во мне. Но это еще не слияние. Это полная взаимность, взаимосвязь, с помощью которой мы приходим к состоянию, когда все наши сердца связываются друг с другом таким образом, что становятся одним единым сердцем, одним желанием. Мы приходим к образу одного человека.

О. Л.: Почему мне не удается это сделать? Почему мне не удается понять, что она говорит?

М. Л.: Потому что ты не хочешь взять ее желания в свое сердце, принять их как свои. В технике мы можем это построить: сотовые телефоны, разнообразные приборы – всё что хочешь, чтобы все мы были связаны друг с другом. Но что это дает? Только возможность внешней связи.

О. Л.: Я не понимаю кое-что. Допустим, я и моя жена. Или даже не жена, а коллега на работе или любой человек. Когда он мне что-то говорит, я перевожу это на свой язык. Я проигрываю?

М. Л.: Вы должны создать какое-то общее для вас желание, находиться в нем и вместе заботиться об этом общем желании.

О. Л.: Общий интерес.

М. Л.: Да. Это называется: семья, город, страна. Вам выгодно находиться в связи. Вам стоит уступить, чтобы вместе получить наслаждение – вы зависите друг от друга. Мы все должны платить муниципалитету, чтобы убирал мусор – понятно, что у нас есть общее желание. Все понимают, связываются, все согласны с этим. Мы не говорим о необходимых вещах, потому что все понимают, что это нужно. Но каждую секунду есть такие состояния, когда мы должны быть в связи.

О. Л.: У нас есть всегда сбой в связи, да?

М. Л.: Да. Все время.

О. Л.: А что происходит, когда возникает сбой? Я хочу понять Вас.

М. Л.: Ты не можешь, потому что наша природа на протяжении последних десятков тысяч лет после того, как мы спустились с деревьев, росла только эгоистически и человек не понимает язык другого, желания его сердца.

О. Л.: Плохо, когда я Вас не понимаю. У меня есть желание понять Вас.

М. Л.: Но твоя и моя природа не дает нам преодолеть это.

О. Л.: Это то, что я спрашиваю – почему не дает?

М. Л.: Это называется "злое начало" – злое, плохое желание. Я даже не осознаю, что на все смотрю и проверяю, насколько мне это хорошо или плохо, полезно или вредно с точки зрения своего личного интереса. Насколько полезно, настолько я связываюсь.

О. Л.: Хорошо, я продолжаю Вашу мысль. Вы или кто-то другой говорите со мной. У меня при этом есть постоянный интерес улучшить свое состояние?

М. Л.: Да.

О. Л.: Вы мне что-то сказали, я это перевел неправильно – ухудшил свое состояния. Почему так происходит?

М. Л.: Ты пока не чувствуешь, что не улавливая желания сердца другого человека, находишься с ним в плохой, отрицательной связи, – не осознаешь, что тебе это во вред. Ты работаешь иным образом: у меня есть возможность использовать его, я его использую на благо себе – на свою эгоистическую пользу. Это не работает, потому что ты и расшифровываешь то, что приходит к тебе, эгоистически. А в результате причиняешь этим себе зло. Но не видишь этого, потому что зло приходит альтернативным образом, ты получаешь его с другой стороны.

О. Л.: Что это означает? Объясните мне, пожалуйста, где моя ошибка?

М. Л.: Твоя ошибка в том, что ты не способен объективно, независимо от самого себя воспринять то, что они говорят.

О. Л.: Почему?

М. Л.: Потому что ты так устроен. Ты не виноват, это твоя природа. Тебе нужно прийти к осознанию того, что если ты не понимаешь сердца другого человека, то это зло, из-за него ты теряешь свою жизнь. К этому нас всех сейчас приведет начавшийся кризис. Это только начало осознания зла неправильной связи между нами.

Н. М.: В прошлый раз Вы говорили, что человечество развило субъективную связь. Субъективность... Я пытаюсь понять, какой отрицательный вклад внесла в это разговорная речь? Она способствовала возникновению этой субъективности? Ведь за каждым словом стоит определенное объяснение, и каждый человек дает субъективную оценку каждому слову.

М. Л.: Если бы я не выгадывал каждым произнесенным мною словом, я бы не смог его произнести, ведь это моя природа. Я не могу сделать что-то против природы, я способен действовать только ради собственной выгоды. Сейчас я прихожу к осознанию, что моя природа приносит мне вред, не благо. "Вред" – это то, что я сейчас раскрываю. И тогда я начинаю ненавидеть свою природу, начинаю искать, как подняться над ней, выстроить связь над ней.

Н. М.: Была ли речь виновна в том, что мы оказались ограниченными в рамках нашего сокращенного мозга?

М. Л.: Речь развилась, исходя из этого ограничения. Эгоистическая природа подтолкнула нас развивать язык, как это было в Вавилоне. Все, что мы развили в нашем мире после того, как слезли с деревьев, мы развили во вред себе. Если бы мы находились в связи "от сердца к сердцу", мы бы преодолели эгоизм, разрастающийся в нас, и могли бы постоянно производить исправления на него: насколько он отдаляет нас – настолько мы связываемся, отдаляет больше – мы еще теснее связываемся друг с другом. Постоянно сохраняя это одно сердце, мы смогли бы сами создать единый образ на уровне "говорящий", потому что все мы чувствовали и понимали бы друг друга, находились в 100%-ной взаимосвязи. Почему так не происходит? Потому что в этом случае мы остались бы на уровне муравьев.

О. Л.: Если бы было что?

М. Л.: Если бы мы все время сохраняли наш эгоизм, если бы исправляли его инстинктивно, без осознания зла, а просто связываясь над ним, то наш эгоизм разросся бы настолько, что не дал бы нам связаться друг с другом. Мы и так оторваны друг от друга, прячемся за экранами, телефонами. И каждый наверняка думает только о себе, никому ничего не важно. Как сказано: "Ненавидит человека, сидящего в доме своем". Ты обнаруживаешь, что самые близкие тебе люди готовы сожрать тебя первыми – настолько. Наше состояние таково, что связь между нами полностью отрицательная. И каждый через эту связь готов использовать самого близкого человека. Допустим, если мне заплатят сейчас деньги, я готов убить своего ребенка. Заплатят больше, я готов не только убить, но и съесть его. Буквально так. И об этом написано у пророков. Нам раскрыта такая мера зла, что мы уже понимаем, что это разрушает нас самих. Мне не важны другие, но меня это разрушает и я не готов так продолжать. Эгоизм, с одной стороны, увеличивает важность моей жизни. С другой стороны, он приводит меня к состоянию, когда жизни у меня нет. Полностью противоположные состояния. Я должен что-то сделать с этим, потому что меня разрывает от напряжения между этими полярными категориями во мне. И тогда я нахожу решение. Оно заключается в том, чтобы вернуться к задаче, поставленной Авраамом в Вавилоне: "Вы можете развиваться в направлении либо неправильной, либо правильной связи". Правильная связь – это поручительство, неограниченное милосердие, полное объединение во всеобщей взаимосвязи, чтобы стать как один человек с одним сердцем, без внешнего языка, без всего внешнего. Этого мы должны достичь. Конечно, можно сказать об этом еще очень много.

О. Л.: Есть еще один аспект, который я хотел бы затронуть. Мы говорили об общении между людьми, о разговоре человека с природой, о языке природы, и о том, почему человек его не понимает. Есть еще один вид языка, самый интимный – человека с самим собой.

М. Л.: Это тоже ложь, обман. Я нахожусь в своем эго, поэтому не могу говорить с собой иначе. Я обманываю также и себя. Полученные от моего окружения культура и воспитание – это ложные ценности. Я содержу в себе все зло, которое есть в мире. Я и к себе отношусь, как враг, как ненавистник. Для чего мне нужна диета? Для чего мне нужно выглядеть хорошо, красиво? Для чего мне нужно "сжигать" себя на работе? Чтобы получить какую-то красивую машину? Я и к себе отношусь как к врагу, потому что меня все время учат тому, как я должен выглядеть. Из-за этого я использую свою жизнь для услужения другим. Я все время обманываю себя, потому что не знаю, что действительно мне на благо.

О. Л.: В чем Вы себе лжете?

М. Л.: В ценностях. Люди советуют мне: "Тебе стоит жить для этого, этого, этого...". Я живу по их указке вместо того, чтобы выяснить, для чего мне стоит жить, и направить себя на истинную цель своей жизни, действительно важную и дорогую, которая наполнит мое сердце, мои желания. А так я нахожусь в состоянии человека, который умирает, и половина желаний его не наполнены. Я не живу своей жизнью. Мною "играют" с утра до вечера, и с вечера до утра я – раб всех остальных. Я постоянно обманываю себя. Даже наедине с самим собой я должен служить тем ценностям, выполнять те законы и указания, которые окружающие внедрили в меня. Я не знаю самого себя. Человек не знаком сам с собой. Воспитание, наша жизнь, культура – все, что мы получаем от предыдущих поколений, от родителей, школы, создают в нас эту ложную личность. А кто я такой на самом деле – внутри – я не знаю. У меня нет ни одного желания на уровне "человек". На уровне "животное" – да: я хочу есть, мне нужен туалет, хотя и в этом меня воспитывали тоже неправильно. Здесь – ладно, но на уровне "человек" у меня нет ничего своего. Ничего!

Есть только одна внутренняя точка, которая должна раскрыться, чтобы я почувствовал, что на самом деле, я еще не родился. "Кусок мяса" с программой, которую раздули, напичкали разными, совершенно чужими данными. При таких условиях, какая может быть связь у человека с самим собой? Конечно, ее нет. Мы приходим к осознанию того, что кризис, прежде всего, в нас, в наших отношениях с самими собой, потому что другие не важны. Ты видишь, сколько людей находятся в депрессии, употребляют наркотики. Кто доволен своей жизнью? Где здесь я? – это начало осознания зла. Ты видишь, миллиард фанатиков хотят поработить весь мир, миллиард других хочет через войну разрушить все, третьи хотят поработить всех с помощью денег. Ты видишь, что происходит? Самые разные течения сталкиваются между собой. Там, внутри, мы, наконец, обнаружим, что точка человека в нас еще не развилась. Есть на нее много покрытий общества, которое представляет образ плохого человека. А это – не я. Мое "я" может проявиться, если к этой точке, к этой капле духовного семени, я сумею присоединить все остальные сердца. И если мне удастся раскрыть их в их чистом виде, без всякой внешней шелухи, которой их тоже накачали.

Какова цель связи? Соединить все внутренние точки, которые есть в каждом, соединить их вместе. Несмотря на ненависть, зависть, почести, страсть, все злое начало, которое есть в нас. Соединить только эти точки – это и будет связью между нами! Только так мы сможем связаться друг с другом. И сила связи между этими точками будет соответствовать тому злу, которое мы накопили в течение поколений нашего развития. То есть зло, в итоге, станет помощью, будет способствовать усилению связи.

О. Л.: Мы приближаемся к завершению. Ница, пожалуйста, подведите итог нашего обсуждения. Несколько слов.

Н. М.: Я поняла, что наша речь, произносимая ртом, примет образ более сердечной связи, которая будет проходить через сердце, а не через рот. Это то, чего нам больше всего не хватает, так как наша речь сегодня имеет очень субъективную форму. Мы пришли к такому состоянию, когда не только другого не можем понять, но и себя не понимаем, не знаем, в чем наша правда. Единственная возможность создать правильную, добрую связь между нами и решить конфликт, в котором сегодня находится человечество, называя его "кризис", это создание сердечной связи, которую мы обязаны будем проанализировать и понять, как выстроить эту связь. Хотя это, по сути, самая естественная связь, но для нас она еще новая, неизвестная. У нас еще нет практики для создания такого языка.

М. Л.: Тот процесс, который мы проходим в нашем развитии, должен привести нас к осознанию зла, и с помощью правильной связи привести к добру, к благу. Здесь нечего больше сказать, нечего добавить. Языки, письмо – все изменится в соответствии с новым языком, который мы обнаружим в соединении сердец.

Скачать текст: 2013-01-24_program_novaya_zhizn_130.doc [83 Kb] (cкачиваний: 15)
4.5
Отзывы: 2
Похожие публикации по теме:
Пипл хавает: должны ли СМИ скармливать народу разную фигню для потребления? Часть 46. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. Средства связи – это инструмент воспитания, это не просто информация. Просто информации вообще не существует. Невозможно человеку сказать…
Кризис поколений: сегодня нет связи между родителями и детьми, а когда-то была Часть 44. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. Тема речи, вербальной связи – одна из самых интересных. Связь в живой природе на протяжении всей истории осуществляется одним и тем же…
Люди начинают чувствовать: потребление не наполняет их и приводит к депрессии Часть 47. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. И здесь вступает в действие вопрос потребления? Да. Я не хочу приобретать еще и еще. Я вдруг перестал чувствовать в этом наполнение,…
Исход из Египта Беседа ученого, каббалиста М. Лайтмана с Ореном Леви Телевизионная программа «Ступени возвышения». О. Леви: Здравствуйте, д-р Лайтман. Сегодня я хочу затронуть особую тему – поговорить о Вашем исходе…
Воспитание продавца и покупателя: желание наслаждаться и новый вид потребления Часть 33. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. Мы поговорим сегодня о новом мире маркетинга. Большую часть своего времени мы проводим на работе. В наших беседах вместе с профессором мы…
Психологический барьер: мы должны научить людей правильному взаимодействию Часть 42. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. Мы полностью противоположны друг другу, но мы все-таки находим какие-то общие вещи. Природа уже заложила в нас такие задатки. И если мы…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.