» » Афганский синдром: как уход НАТО из Афганистана повлияет на героиновые потоки?

Афганский синдром: как уход НАТО из Афганистана повлияет на героиновые потоки?

23.04.2013 (Сергей Сергеев) в Глобальный принцип жизни, 6 576 просмотров Ссылки. Распечатать

Афганский синдромВ мае в далеких афганских деревушках крестьяне собирают мак. Здесь выращивается более 80% мирового опиумного мака – сырья для героина. Бытует мнение, будто расцвету наркотрафика способствовали войска НАТО, ведь если в 2002 году в Афганистане произвели 3,4 тыс. тонн опиума, то в 2007-м – уже 8,2 тысячи тонн. В следующем году Североатлантический альянс покидает страну. Но значит ли это, что героина станет меньше? Для России вопрос не праздный: 40% экспорта афганского зелья оседает именно у нас.

Тридцатилетняя война

На самом деле к становлению мирового героинового центра приложил руку и СССР. До прихода советских войск в 1979 году Афганистан был неразвитой аграрной страной, лишь одним из поставщиков опиума на международный рынок. "В высокогорье выращивали ячмень, на равнинах – пшеницу, – рассказывает заведующий сектором Афганистана Института востоковедения РАН Виктор Коргун. – Еще свеклу, хлопок, фрукты... Кандагарские гранаты славились на весь мир". Во время войны моджахеды насильно заставляли крестьян сеять мак: наркотики давали деньги на покупку оружия. За семь лет, с 1982 по 1989 годы, производство опиума выросло с 225 до 1,2 тыс. тонн.

После вывода войск начались междоусобицы полевых командиров, что не способствовало снижению наркопроизводства. В 1996-м власть захватило движение "Талибан", и уже на третий год объем производства опиума удвоился. И тогда – под давлением международного сообщества, а может, и воодушевленные обещанной США финансовой помощью – талибы уничтожили большинство плантаций. Трудно сказать, хотели ли исламисты всерьез покончить с наркотиками, ведь уже осенью 2001 года их власть пала... С приходом НАТО производство героина стало расти как на дрожжах. Очень долго военные не трогали маковые поля даже у себя под носом. "Армия не хотела настраивать против себя мирное население, – поясняет аналитик Института изучения войны Джеффри Дресслер. – Уничтожьте у фермера весь урожай – и вот вам готовый рекрут для повстанческих войск".

Фермер, выращивающий мак
Фермер, выращивающий мак, в 3 раза богаче среднестатистического афганца

Тогда мак стали сеять и в мирных районах – без какого-либо давления боевиков. Война, длящаяся более 30-ти лет, разрушила инфраструктуру и привычный уклад жизни фермеров. Накануне советского вторжения ирригационные системы охватывали 3,2 млн га земли, в 2007 году – только 1,8 млн га*. А население за то же самое время выросло вдвое, почти до 30 млн человек. "Лет 30 назад на семью из семи-восьми человек приходилось в среднем 5-6 га плодородной земли, сейчас – вдвое меньше", – говорит Дэвид Мансфилд, независимый консультант Еврокомиссии, Всемирного банка и ряда других организаций.

Другие беды Афганистана – разбитые дороги и обнищание крестьян. "Нет смысла выращивать на продажу пшеницу, если ты живешь далеко от города, – утверждает эксперт Института Брукингса Ванда Фелбаб-Браун. – Стоимость транспортировки превысит потенциальную выручку". А за маком перекупщики сами ездят по деревням, забирая урожай у ворот ферм. Кроме того, они готовы давать кредиты еще на стадии сева, что позволяет крестьянам покупать больше семян, удобрений и инструментов. Доходы сельских жителей от опиума до 10 раз превышают выручку от пшеницы, ячменя, хлопка и других культур. Вот простой расчет. В 2012-м с 1 га опиумного мака фермер получал 4,6 тыс. долларов**. Если взять за основу пример г-на Мансфилда, выходит 1,7 тыс. долларов на одного члена семьи. А ВВП на душу населения в том же году составил 620 долларов. Неудивительно, что, отвечая на вопрос, почему они выращивают мак, примерно 70% крестьян заявили о коммерческой выгоде. С 2008-го изготовление опиума пошло на убыль. Именно тогда в Афганистане стали внедряться многочисленные международные программы. Они работают по методу кнута и пряника: с одной стороны, наркополиция безжалостно уничтожает маковые поля, с другой – населению пытаются обеспечить приемлемый уровень жизни и безо всякого опиума.

Нет – наркотикам, да – деньгам

Поиски Усамы бен Ладена и война с талибами влетели в копеечку мировому сообществу. Расходы НАТО в период активных боевых действий (2002-2009) перевалили за 240 млрд долларов. Впрочем, "гражданская" смета тоже впечатляет: с 2002 по 2011 год в Афганистан было перечислено 85 млрд долларов зарубежной помощи, более 90% которой пришлось на США***. Только в 2011-м горный край получил порядка 13 млрд долларов, а это 70% его ВВП! Львиная доля зарубежных денег – 70% – тратится на безопасность, 6% – на строительство инфраструктуры, 5% – на развитие сельского хозяйства. Больше всего достается проблемным регионам – тем, где сильны талибы и велик объем производства опиума. Есть ли результат?

Полностью покончить с маком смогли лишь в провинции Нангархар, где в 2001 году прятался бен Ладен. Губернатор Гуль Ага Шерзай, пришедший к власти в 2005-м, предпочел дружить с Западом. За умение выбивать зарубежные гранты его даже прозвали Бульдозером. К весне 2008-го Шерзай развернул кампанию по уничтожению маковых плантаций и получил за это 140 млн долларов против 8 млн годом ранее. И он добился своего: если в 2007-м посевы наркотического сырья занимали почти 19 тыс. га, то в 2008-м не осталось ни одного.

Как Бульдозеру это удалось? "Он сделал ставку на сельские элиты – раздавал посты бывшим полевым командирам, старейшинам общин, а взамен заручался согласием на уничтожение мака, – объясняет Джеффри Дресслер. – Зачастую и губернаторы, и центральная власть в Кабуле воспринимаются как чужаки, поставленные американцами, а Шерзай со всеми договорился". Главный недостаток такой политики – местные элиты стали еще богаче, и сегодня по уровню имущественного расслоения Нангархар занимает пятое место среди 34 провинций Афганистана. В то же время приток западных денег создал рабочие места: безработица в регионе меньше 2%, хотя средний показатель по стране – 8%.

Иначе идут дела у другого крупного адресата зарубежных средств – провинции Гильменд. Здесь мак по-прежнему цветет буйным цветом: в 2012 году было засеяно более 75 тыс. га – 49% всех опиумных полей страны. Бывший губернатор Гулаб Мангал пользовался симпатией международной коалиции, но не местного населения. "Если он и выезжал из столицы, то под охраной иностранных войск, – отмечает Дэвид Мансфилд.

Тем не менее в 2009-м властям Гильменда все же удалось сократить маковые плантации – со 100 тыс. до 70 тыс. га. Помогла программа Food Zone, реализованная США, Данией и Великобританией. В особую продовольственную зону было выделено 100 тыс. га плодородных земель. Фермерам, чьи наделы туда попали, в сезон, когда идет сев мака, предлагают со скидкой в 70% купить высококачественные семена пшеницы и других традиционных культур, а также удобрения. Приобретя хорошие семена, фермер, вероятно, высадит именно их, рассудили создатели программы и направили на нее 15 млн долларов. Поначалу она демонстрировала хорошие результаты, но потом застопорилась. "Афганистан – очень коррумпированная страна, – констатирует Дэвид Мансфилд. – Я слышал, будто семена, выделяемые для Food Zone, продаются на местных базарах – без скидок. А ликвидация маковых посевов грозит лишь тем, кто отказывается платить взятки". Г-н Мансфилд ссылается на исследование, проведенное им совместно с Afghanistan Research and Evaluation Unit. В 2009-м специалисты оценили по данным аэрофотосъемки масштаб маковых полей внутри Food Zone примерно в 20 тыс. га – пятую часть всей территории. Однако неудачная реализация проекта не мешает Гильменду получать зарубежную помощь в наибольшем объеме. Идея Food Zone понравилась афганскому правительству, и с 2012 года программа действует еще в четырех провинциях.

Более экзотическим воплощением той же идеи служат программы по выращиванию "царской" пряности – шафрана, самой дорогой приправы на свете. В 2010-м фермеры могли сдать 1 кг специи за 3,5 тыс. долларов, выручив в 20 раз больше, чем за опиумное сырье. Власти провинции Кандагар агитируют крестьян переключиться на роскошную специю. Они проводят курсы по обучению фермеров и организовывают поездки в провинцию Герат, где шафран выращивают с 2001 года. Но насколько перспективна эта инициатива, большой вопрос. "Главными поставщиками шафрана на мировой рынок всегда выступали иранские компании, – говорит Виктор Коргун. – И они могут позволить себе демпинговать, чтобы вытеснить конкурентов". Это сейчас и происходит. Летом 2012-го цена 1 кг шафрана упала до 1 тыс. долларов. В связи с чем афганские фермеры возвращаются к старому доброму опиуму. Впрочем, в "шафрановом" Герате его посевы в прошлом году увеличились скачкообразно – с 366 до 1080 га.

Наркотрафик из Афганистана
Плюс 1500%. Как наркотрафик из Афганистана увеличивает стоимость зелья?
Источник: UNODC (The Global Afghan Opium Trade: A Threat Assessment, данные за 2009 год)

"Бабочки" в животе. Из Средней Азии в Россию героин попадает по большей части с помощью курьеров-одиночек. Они глотают пакеты с наркотиками, садятся в самолет и прилетают к нам. У пограничников нет техники, позволяющей сканировать людей в общем потоке. Они могут лишь задержать подозрительных субъектов и отправить на наркотест. Глава фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман говорит о рекорде, с которым ему доводилось сталкиваться: провоз в желудке 1,2 кг героина. Это 1,2 тыс. минимальных доз, или почти 1,5 млн рублей. Что можно с этим сделать? "Самая очевидная мера – визовый режим со странами Средней Азии, – считает г-н Ройзман. – Плюс ужесточение ответственности для должностных лиц, покровительствующих наркотрафику". К введению визового режима регулярно призывает и руководитель ФСКН России Виктор Иванов. Но едва ли это произойдет. Как любит повторять президент Владимир Путин, в этом случае наша страна может утратить геополитическое влияние на южных соседей.

Экономика против наркотрафика

К концу 2014 года основной контингент НАТО должен покинуть Афганистан: сегодня там свыше 110 тыс. военнослужащих, останется 10-12 тыс. Как это повлияет на ситуацию с опиумом? Официальный представитель Управления ООН по наркотикам и преступности в Афганистане Жан-Люк Лемахье не излучает оптимизма. По его словам, развитию наркобизнеса способствуют политическая раздробленность и коррупция и в целом борьба с опиумным производством займет не одно десятилетие.

Дэвиду Мансфилду происходящее уже не нравится. "США хотят нарисовать красивую статистику, прежде чем покинут страну, – уверен эксперт. – Поэтому они мотивируют губернаторов по максимуму – с применением военной силы – ликвидировать маковые поля". В 2012-м наркополиция уничтожила 9,7 тыс. га посевов – в 2,5 раза больше, чем годом ранее. Это сопровождалось всплеском насилия: на команды ликвидаторов нападали 117 раз (в 2011-м таких атак было 48), погибли 102 человека (больше, чем за 3 предыдущих года, вместе взятых). "Согласно концепции ООН, уничтожать мак можно лишь там, где есть чем его заменить. Но афганские чиновники посылают ликвидаторов всюду, куда можно добраться", – продолжает г-н Мансфилд. Не добавляют стабильности и запланированные на 2014 год президентские выборы: они уже сейчас усугубляют раскол элит и политическую раздробленность.

А чего ждать в долгосрочной перспективе? "Когда развивается инфраструктура и есть работа, уровень жизни растет, крестьяне сами отказываются от выращивания мака", – рассуждает эксперт Центра изучения современного Афганистана Никита Мендкович. Только вот прогноз в этом плане трудно назвать радужным. Если в первую декаду нашего века ВВП страны, несмотря на войну, рос в среднем на 9% ежегодно, то в 2011-2018 годах, по оценке Всемирного банка, это будет 4-6%. Главная причина – сокращение международной помощи, ведь после закрытия военных баз не будет прежних огромных расходов на безопасность. На период с 2012-го по 2016-й для Афганистана предусмотрено всего 16 млрд долларов зарубежных средств.

Одна из немногих надежд страны – залежи руды и нефти. В 2012-м началась эксплуатация месторождения в нефтеносном бассейне Амударьи. Сейчас там добывается 150 тыс. баррелей в год, но в планах выйти через два года на уровень 15-30 тыс. баррелей в сутки, что позволит государству ежегодно получать 150-200 млн долларов налогов, приводит цифры Клаудия Нассиф, эксперт Всемирного банка. "Но Афганистан не сможет добывать полезные ископаемые, пока там разгул криминала", – убежден Жан-Люк Лемахье.

Иллюстрацией его слов служит такой пример – железнодорожная ветка от пограничной афганской станции Хайратон до города Мазари-Шариф стоимостью 165 млн долларов, построенная на деньги Азиатского банка развития. В 2010-м состоялось торжественное открытие, прошло несколько поездов – и с тех пор дорогой не пользуются: невозможно обеспечить безопасность перевозок. "Наш груз прибывает в Хайратон, а оттуда, как и раньше, едет автотранспортом, – рассказывает предприниматель Геннадий Телегин, занимающийся поставками строительного бруса в Афганистан. – Но эта станция не справляется с растущим объемом импорта, поезда порой простаивают две-три недели в железнодорожной "пробке". Замкнутый круг: экономику тормозит отсутствие безопасности, а разгул криминала, в свою очередь, и есть следствие плохой экономической ситуации.

Для России происходящее в Афганистане имеет далеко не абстрактное значение. Наша страна – крупнейший в мире рынок сбыта героина, в 2009-м на улицах городов было продано наркотиков на общую сумму 25 млрд долларов (весь глобальный рынок в тот год оценивался в 68 млрд)****. Если границы Афганистана с Ираном и Туркменистаном хорошо охраняются, то через "дырявую" границу с Таджикистаном опиум течет рекой. А оттуда и в нашу страну. Единственный выход для России – усилить таджико-афганскую границу, направив туда собственные войска. Вероятно, после ухода НАТО это и будет сделано. По крайней мере договоренность на сей счет уже достигнута.

* Данные Всемирного банка
** UNODC (Afghanistan Opium Survey 2012 – Summary Findings)
*** Development Cooperation Report 2012, Министерство финансов Афганистана
**** UNODC (The Global Afghan Opium Trade: A Threat Assessment)

Автор публикации: Наталия Телегина,

1.5
Отзывы: 2
Похожие публикации по теме:
Совсем другой Жириновский! Беседа Михаэля Лайтмана с Владимиром Жириновским (заместитель Председателя Государственной думы России, Председатель ЛДПР, член Парламентской ассамблеи Совета Европы). Лайтман: Я очень рад нашей…
Генералы в серых костюмах: голодный чиновник нелоялен, или зарплаты власти в России Руководители аппарата правительства и администрации президента могут обещать своим подчиненным стабильный доход. Фото: Александр Миридонов (Коммерсантъ) Сотрудники аппарата правительства и…
Стратегия развития: заполняя связь между людьми - ты добьешься успехов в любом бизнесе Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества – 30. Спасибо, что вы вновь с нами, участвуете в цикле бесед о новой жизни. Мы очень рады побеседовать с вами о новых деловых отношениях, о которых…
Тенденции в мировой экономике: Глобализация вышла из моды Западные корпорации возвращают производства из развивающихся стран. General Electric, Otis Elevator Company, Master Lock Company... Более 100 американских компаний переводят производства из…
Ностальгия по СССР Среднее и старшее поколение россиян жалеет о распаде СССР, тоскует по старым временам. По данным ВЦИОМ, при слове "советский" испытывают ностальгию 31 процент респондентов, чувство гордости – 18…
Психология развития интегрального сообщества - 16: преобразование школы Интегральное воспитание человечества Решение проблем – в преобразовании школы Вопрос: Некоторые люди уже начали воплощать методику интегрального воспитания в жизнь. Появился первый опыт и первые…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.