» » Ощущение будущего. Обычным людям нужны только счастье в жизни и уверенность в себе!

Ощущение будущего. Обычным людям нужны только счастье в жизни и уверенность в себе!

16.06.2015 (Сергей Сергеев) в Жизнь и суть человека, 4 955 просмотров Ссылки. Распечатать

Счастье в жизни и уверенность в себеЧасть 61. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества.

О. Леви: Здравствуйте. В эфире "Новая жизнь" – цикл учебных бесед с доктором Михаэлем Лайтманом. Все мы хотим научиться быть счастливыми, сделать нашу жизнь лучше. Поэтому мы и говорим с профессором Лайтманом о счастье. В каждой из наших бесед мы рассматриваем один из важных аспектов большого, многогранного понятия "счастье", чтобы разобраться в частностях, в подробностях этого явления и помочь вам понять, осознать их, прочувствовать и применить в жизни. Сегодняшняя наша тема – "Счастье и уверенность в себе". Таль, пожалуйста, начинай – "Счастье и уверенность".

Т. Мандельбаум: Когда я опрашивала людей, что значит счастье для них, я слышала практически один ответ от всех людей. Говорят, что счастье – это ощущение, что их любят, принимают, что они уверены в своем окружении. И действительно, самые важные вещи – это ощущение уверенности, спокойствия.

М. Лайтман: И что это ощущение исходит от окружения.

Т. М.: Да, очень важно, чтобы это пришло от окружения, чтобы мы были уверены в нашем окружении. Есть в этом множество аспектов: уверенность в себе и уверенность в завтрашнем дне, в обществе, в стране – в общем, ощущение, что все будет хорошо, и я это знаю. Почему уверенность такое важное ощущение для нас?

М. Л.: Уверенность – это ощущение будущего настолько позитивным, что ради него стоит жить. Люди кончают жизнь самоубийством, потому что видят перед собой пропасть, тьму. И наоборот, даже если не очень хорошо им сейчас, но они видят свет в конце туннеля, то уже есть ради чего жить. И этот свет еще больше светит из сегодняшней тьмы. Будущее определяет все, для меня оно еще важнее, чем настоящее. Поэтому я должен исследовать: от чего зависит мое будущее; как я могу повлиять на него; как выстроить его, чтобы ощутить счастье. Ведь и счастье, и богатство – это только уверенность, что если тебе понадобится что-то, оно у тебя будет. Здесь счастье и богатство соединяются. Их соединение – это экономическая уверенность в том, что за деньги я могу купить другие виды уверенности, то есть будущее. Как строить будущее, чтобы оно было надежным, хорошим, чтобы ради этого мне стоило жить сегодняшним моментом? Даже если нынешнее мое состояние неприятное, нехорошее, но оно кажется мне хорошим, если я подслащиваю его надеждой на будущее, которое светит мне особым светом. И тогда я не чувствую трудностей в данный момент.

Люди идут утром на работу, берут на себя различные обязательства, ставят перед собой трудные задачи, включаются в долгосрочную трудную учебу, потому что видят, что это стоит делать, это будущее, уверенность. Давайте посмотрим, от чего зависит уверенность. Я нахожусь в человеческом обществе. Я не говорю сейчас о неживом, растительном, животном уровнях природы, они меньше влияют на меня. Больше всего на меня влияют люди. Создавая хорошие связи с ними, объединение, в котором мы заботимся друг о друге, как в семье или между товарищами, я вкладываю в них сегодня и уверен, что они помогут мне завтра, если мне понадобится помощь. Таким образом, я покупаю страховой полис. Для ощущения уверенности я так и делаю: оплачиваю больничную кассу, больничную страховку, я могу вызвать пожарников или другие муниципальные службы, я могу купить какую-то банковскую программу, пенсионный фонд – все это относится к уверенности. Но они могут взорваться в один день, мы знаем, насколько это ненадежно. Всегда для человека надежным было его ближайшее окружение, семья, родственники, близкие, дядя-тетя, братья-сестры, друзья. Мы вдруг начинаем чувствовать важность их поддержки, даже небольшой. Поэтому, чувствуя потребность в уверенности, люди объединялись и строили города, создавали страны.

Древние люди добывали пропитание из того, что растет на земле, содержали каких-то домашних животных. Но развиваясь, человек чувствовал, что его личное занятие требует большей уверенности в завтрашнем дне, поэтому он должен выстраивать более правильные отношения с соседями, с врачом, кузнецом, жестянщиком и так далее. Ведь он зависит от них. Человеческое общество строилось с одной целью – дать мне уверенность. Для чего мне нужны все эти люди? Чтобы обеспечили то, что мне потребуется завтра или в момент слабости, при условии, что я тоже буду обслуживать их в тот момент, когда им это понадобится. Но поскольку мы ленивы и не хотим вкладывать в других, мы создали различные организации, развилась социальная система. Так и живем. Пока эти социальные системы недостаточно устойчивы, хотя и существуют много времени. Сегодня они работают так, как было задумано, может быть, в Скандинавии – они известны тем, что создали для себя, как бы, хорошую опору. Но в большинстве стран эти системы работают не на благо человека, тем более человека слабого, больного и нуждающегося. Они уже давно обслуживают эгоизм тех, кто находится наверху, и превратились в дойную корову.

Скажем, у меня нет семьи – как минимум, половина населения одиноки. Но если со мной происходит что-то плохое, то я могу воспользоваться помощью родителей, близких родственников. Но в итоге, человек достаточно одинок. Особенно, если мы не живем на одном месте, а часто переезжаем. Я слышу от многих людей, что они испытывают неуверенность, несмотря на то, что существует множество систем, призванных помогать в трудную минуту. Но мы знаем, что если не позаботимся о себе, то все эти системы не помогут. И даже связь с домочадцами, мы видим, сегодня стала больше бизнесом, чем чувством. По крайней мере, так я слышу от людей. И здесь мы подходим к большой потребности создать для себя новое общество. Не дай Бог, мы не собираемся устраивать революции и перевороты, отменять всё, что есть. Мы хотим добавить сеть уверенности, чтобы человек почувствовал в обычной жизни, в том, к чему он привык, прекрасную добавку, дающую ему счастье, тепло, которое согревает его изнутри и освещает завтрашний день. Рядом с мамой и папой я чувствовал, что могу баловаться и не думать ни о чем – они обо всем позаботятся. Хотя прошло уже более 60-и лет, но я помню это особое ощущение: мир открыт для всего, что захочешь, они берут на себя всё, что нужно исправить, все заботы, ты можешь ни о чем не думать, только получать удовольствия. Это ощущение мы должны дать человеку.

Это ощущение приходит от окружения, которое должно быть как отец и мать. И как я могу получить от окружения ощущение тепла и уверенности? Нет проблем, закрой глаза, упади на наши руки. Мы обеспечим тебя и сегодня, и завтра, ты никогда не почувствуешь никакого ущерба, вреда. Здесь мы подходим к тому, что я, как человек, который нуждается в таком окружении, должен создать. Создать этих папу и маму – духовных отца и мать, присутствующих в окружающей меня сети. Я могу назвать это отцом и матерью, потому что именно такое ощущение возникает. Поскольку я нуждаюсь в этом, я должен найти людей, которые тоже испытывают неуверенность по разным причинам. Это может быть и здоровье, и воспитание, отношения в семье и с другими, и экономика, и жилье – разнообразные страхи и тревоги всех видов. Люди испытывают сотни видов страха и всё это вызывает неуверенность из-за отсутствия наполнения завтра. Эти люди должны обрести какую-то мудрость, чтобы создать сеть уверенности, по мере того, как мы пробуждаем в них необходимость в этом. Мы объясняем им, насколько негативно то, что происходит с нами сегодня. Мы даже не осознаем, что разнообразные явления, взаимоотношения, проблемы со здоровьем, испорченная нервная система и так далее, являются следствием неуверенности. Просто не осознаем!

А мы должны нарисовать им картину, как мы живем в уверенности – как дети. И почему я не могу это сделать? Я лишь должен сменить отца и мать, которые хороши только для моих маленьких рамок, где я как ребенок отменяю себя перед ними, поэтому они могут дать мне ощущения уверенности. Сейчас я расту и должен создать для себя большее окружение отца и матери – назовем их тоже так – и отмениться перед ними, чтобы они дали мне ощущение уверенности. Отменить себя перед ними – это осуществлять какие-то условия, при которых я буду маленьким относительно этого окружения, этой сети. Мы можем это сделать, нет проблем. Организаторы этой сети должны привлечь людей, которые понимают, как создать такую сеть и дать уверенность всем. А те обычные люди, которые находятся внутри сети, должны принять на себя условия самоотмены относительно этой сети и быть в ней как маленькие дети. Не то, что они вдруг станут синильными, впадут в маразм или потеряют чувства – нет! Есть несколько условий в этой сети, которые человек должен принять, как ребенок, который принимает авторитет родителей. За отмену себя перед таким обществом, за исполнение необходимых условий, человек получит ощущение полной уверенности в завтрашнем дне и, вообще, в будущем. Он почувствует, что находится рядом с отцом и матерью, буквально – в материнской утробе. Не знаю, можно ли представить это обычному человеку. Общество может поднять себя настолько, что возьмет на себя все твои проблемы. Конечно, при условии, что ты будешь всё больше участвовать в его жизни и работе. Но оно может решить все проблемы – еда, секс, семья, деньги, почести, власть и так далее. В таком обществе ты можешь полностью освободить себя. Хотели это сделать в коммунах, кибуцах. Сама идея такого общества очень привлекательна, потому что обещает людям уверенность. Уверенность – это, прежде всего!

Т. М.: Я думаю, что сегодня людям очень тяжело настолько положиться на других.

М. Л.: Здесь есть очень глубокие вещи, которые мы можем объяснить и обучить, но это должно происходить последовательно. Мы должны объяснить, что раньше люди стремились к такому обществу, но потом – на период развития человечества – оставили его. Была промышленная революция, в XX веке появилась возможность развиваться, быть свободными, независимыми ни от кого, открывать частный бизнес. А сегодня стало очевидным, что мы – рабы, ни в чем не преуспели, у нас нет будущего. Начинает проявляться нужда в большей уверенности, и такие общества могут привлечь человека. Но я говорю не о них, а о добавке к нашему обществу, которая дает ощущение уверенности. Мы не заменяем человеческое общество на какой-то новый кибуц.

Т. М.: Почему изначально наша жизнь полна всевозможных страхов? Вы говорили о том, что есть много разнообразных видов страха. Есть в этих страхах смысл?

М. Л.: Страх – это не так плохо, потому что подталкивает нас к развитию. Если бы я не боялся, я бы не развивался. Развитие под воздействием только хороших ощущений порождает идеалистов. Я слышал несколько недель назад, что выставили на продажу какую-то картину Модильяни за 100 миллионов долларов. Не думаю, что сам Модильяни в течение всей своей жизни держал в руках больше пяти или десяти долларов. Он жил в страшной бедности, всегда был голодным, больным. Что я хочу сказать? Таких людей – единицы. Они развиваются из мечты, из увлечения вперед, их ничто больше не волнует. Но остальных людей влечет вперед не свет культуры, технологического развития, а уверенность в будущем. Их развивает забота о выборе специальности и других условиях, дающих уверенность в завтрашнем дне. Мы должны думать не об этих особенных людях, которых влечет какая-то звезда, горящая впереди. Обычным людям нужна только уверенность в себе!

Т. М.: Если ощущение уверенности дает отсутствие страха, может быть, стоит избавиться от страха?

М. Л.: Страх всегда будет поддерживать уверенность и подталкивать нас вперед, чтобы укрепить сеть уверенности и выстроить ее более надежной. Я сказал уже, что хочу создать такую сеть, которая была бы для меня как утроба матери. Но этим я не отменяю человека, его занятия, и всё, что он делает в жизни. Я говорю о его отношении к окружению: он настолько сливается с окружением, что чувствует себя находящимся в материнской утробе.

Т. М.: Мы, действительно, чувствуем себя беспомощными, наша жизнь – нечто неведомое, она бесконтрольно проходит по нам. И это порождает ощущение неуверенности. Есть теория в психологии, которая называется "беспомощность приобретенная". То есть человек постоянно сталкивается с ситуациями, с которыми не способен справиться.

М. Л.: Он готов покончить с собой.

Т. М.: Абсолютно верно. Это приводит к депрессиям, мы видим их рост в последнее время. Как справиться с ощущением того, что вся наша жизнь не в наших руках?

М. Л.: Для этого люди собираются вместе. В наши дни в городах проживают по 20 миллионов жителей, существуют многочисленные связи, разные международные сети – это всё для того, чтобы усилить, укрепить человека.

Т. М.: Можно контролировать неуверенность? Могу ли я в себе воспитать самоконтроль?

М. Л.: Не могу, нет. Я могу лишь принять какое-то успокоительное, напиться или накуриться, чтобы не чувствовать неуверенность, либо пойти на какой-то коучинг, тренинг.

Т. М.: У меня достаточно знаний.

М. Л.: Но обычно это не помогает. Мы видим, что это делается через общество и, как правило, недолго работает. Когда личный психолог уже не помогает, я обращаюсь в такие места, где есть большое общество, и оно, как бы, гипнотизирует меня, я получаю новое впечатление, и это мне помогает. Но через некоторое время это уходит, я возвращаюсь к неуверенности, потому что все равно в течение дня не чувствую то окружение, которое нашел в группе тренинга. Если бы оно все время сопровождало меня, тогда, конечно, я мог бы справиться с неуверенностью.

Т. М.: Есть ощущение, что мы должны постоянно контролировать ситуацию, постоянно понимать, что происходит вокруг нас.

М. Л.: Нет, это невозможно. Это вызывает такие негативные явления! Напряженность, всплески, срывы, раздражение, люди прыгают с крыш и кончают собой. Нет, нехорошо находиться в напряжении, под постоянным давлением мыслей о том, как я могу себя дополнить. Человек не способен. Он живет в страхе от того, что скажут о нем и что произойдет в мире. Из года в год добавляется так много источников неизвестности, неуверенности! Из статистики мы видим: день ото дня, из года в год процент людей, которые потребляют антидепрессанты, растет. Почему сейчас людям позволяют использовать легкие наркотики? Надеются, что это поможет.

Т. М.: Как довериться процессу, который мы называем "жизнь", ведь человек постоянно ощущает страх?

М. Л.: То, что должно произойти в каждую секунду, зависит от человека, от людей, которые окружают его в более близком, узком кругу, либо в более широких кругах. Но обычно все проходит через маленький круг, в котором я нахожусь. "Маленький" – это может быть мой рабочий коллектив, улица, район, город, государство, несколько стран, мир. Но это не что-то космическое, а человеческое общество, о котором мы должны заботиться. Для начала мне достаточно того, что мы будем хорошо жить в нашем городе. Это может быть и Нью-Йорк, и какой-то городок в стране – всё зависит от того, как я получаю это ощущение. Но кроме ощущения очень важно, чтобы я не был под гипнозом известной фразы: "а, все в порядке". Общество, твердящее ее как мантру, дает ощущение, что все действительно будет так.

Т. М.: Что значит "действительно"?

М. Л.: Мы не создаем такое окружение, которое успокаивает: "Не переживай, все будет хорошо. Я беру это на себя". Мы действительно организуем разнообразные системы: помощь нуждающимся, престарелым, женщинам, защита от хулиганства на улице, в семьях, в школе и так далее. Мы создаем это общество, а не строим иллюзию, как будто распыляем газ, который успокаивает их. Это не иллюзия, это действительно произойдет, и мы должны над этим работать. Я думаю, что человечество уже должно осознать, что чувство уверенности, доброго будущего находится в его руках, и пора начинать выстраивать такой пояс уверенности.

Т. М.: Если я, как частное лицо, хочу достичь уверенности в своей жизни, мне необходимо найти окружение, в котором я буду чувствовать себя уверенно?

М. Л.: Создать! Не найти! Невозможно найти это, нужно создать вместе с другими, чтобы каждый был активным созидателем. Никто не строит это для кого-то другого, а мы строим это для себя.

О. Л.: Сколько людей мне для этого нужно?

М. Л.: Чем больше, тем лучше, конечно. Как минимум, несколько десятков человек.

О. Л.: И что они должны делать?

М. Л.: Давайте, прежде всего, проведем исследование – какие типы неуверенности они чувствуют?

О. Л.: Вот Таль уже исследовала. Расскажи, какие виды неуверенности люди чувствуют.

Т. М.: Неуверенность материальная, неуверенность в себе, в обществе, в том, что думают обо мне, что хотят от меня. Но давайте не будем углубляться в эту область – это слишком широкое направление.

М. Л.: Допустим, мы должны сделать это в рамках города. Собираем жителей, делим их по районам, чтобы как-то облегчить начало работы с ними. Готовим много учителей, инструкторов и начинаем заниматься с этим населением. Прежде всего, мы организуем из них некое подобие народной дружины. После того, как мы обучаем их тому, что же это такое на самом деле – объединение между нами, и как с помощью объединения мы можем облегчить страдания и решить все наши проблемы, мы приступаем к реализации полученных знаний. Для этого нам нужны люди, которые смогут выходить на смены по ночам; работать с семьями, где есть насилие; с молодыми людьми, зависящими от тяжелых наркотиков; с компаниями подростков, в которых процветает насилие и сведение счетов. Может быть, стоит создать открытые места для их времяпрепровождения, развивать спорт, ведь спорт может привлечь много молодых парней и девушек. Это может быть и балет, спортивные танцы, киносъемка, разные художественные кружки. Нужно максимально занять их. Не забыть и "золотой возраст", позаботиться о них! Организовать для них разнообразные конкурсы, шахматные соревнования, различные мероприятия, танцевальные вечера, просмотры фильмов – все, что угодно.

Облегчать женщинам какие-то домашние работы, открывать кружки по взаимопомощи, по ведению домашнего хозяйства и домашней экономики. Мы должны развивать очень много систем и позаботиться, чтобы все участвовали. Не может быть такого, что кто-то находится в обществе и не участвует! Сделать небольшую таблицу: 100 тысяч жителей – чем занимается каждый. Сегодня не проблема сделать ее на компьютере. Каждый должен вкладывать в совместную работу согласно своим возможностям, своей специальности. Ты можешь оказывать социальную помощь, а он может обучать чему-то, помогать детям в их учебе. Этот хорош в спорте, а та – в шитье. Мы можем дать занятость и связь людям, чтобы они выходили из дома в свободное время, или, по крайней мере, во время отпуска, каникул, подталкивать их к общим застольям, даже во дворе. Двор раньше был очень важным. Когда-то строили дом и внутри него – двор. Это было со времен городов-крепостей, вход в которые закрывали городские ворота. Потом крепостей не осталось, но все равно, дома на двести, триста семей строили таким образом, что был двор и вход в него. Получалось такое большое строение, и было место для детских игр. В каждом доме – своя атмосфера. Сегодня нет такого. Нет у детей места, где они могут объединиться и расти. Есть какой-то парк тут и там, но нужно подумать, как объединять там детей.

Т. М.: Я была в разных обществах в своей жизни, мы занимались вместе разными вещами. И я не всегда ощущала себя хорошо от того, что мы вместе. А Вы ранее говорили, что мы должны чувствовать уверенность как с папой и мамой. Откуда приходит ощущение уверенности?

М. Л.: Нужно работать над этим. Я рассказал сейчас о кружках, которые можно создать, но это будет результатом работы общества, которое мы строим. И главное в обществе, что мы учимся думать вместе и быть в связи друг с другом. Вместе – это не значит, мы отменяем друг друга, каждый остается со своими особенностями. Здесь нет насилия, я ничего не диктую тебе, не подавляю тебя, твои мысли и чувства. Но мы очень хорошо понимаем, что должны как следует объединиться друг с другом. Несмотря на то, что далеки друг от друга, что наши мнения различны, мы что-то строим над собой. Все общества, существовавшие до сих пор, хотели всех своих членов сделать из одного "штампа" – всех одинаковыми. А мы – нет, мы говорим человеку: "Ты свободен во всем, при условии, что будешь позитивно относиться к обществу, будешь связываться со всеми и думать о своей причастности к обществу. Тогда получишь наслаждение от всего, что у нас есть. Но кроме этого, у тебя нет никаких проблем, только заботиться о том, чтобы усиливать связь между нами во всей нашей деятельности". Для этого мы устраиваем семинары, все время подогреваем себя во взаимной связи и приобретаем ощущение уверенности. Нам дает ее взаимная связь.

Т. М.: Психологи говорят, что вместе с разрушением семьи и всевозможными изменениями в обществе, растет депрессия и ощущение отторжения. Сегодня обращают внимание на внешний вид, человеку небезразлично, как он выглядит в глазах других, что другие думают о нем.

М. Л.: Это все из-за неправильной связи.

Т. М.: И вопрос: что значит "уверенность в себе" и почему это так важно, чтобы у меня была уверенность в себе?

М. Л.: Это основа жизни! Теряя ее, я хочу покончить с этой жизнью. У человека нет ничего важнее, чем его "я". Мы – желание наслаждаться, желание, которое ощущает "я". Жизнь физиологического тела не важна по сравнению с моим человеческим "я", находящемся на более высоком уровне. Есть неживой, растительный, животный уровень и человек. Поэтому если отменяют уровень "человек", то я готов освободиться от "животного" уровня.

О. Л.: Как я могу усиливать уверенность в своих силах, если у меня ее нет? У одних есть, у других нет, например, у меня – нет. Как мне ее усилить? Вы говорите, что это основа жизни.

Т. М.: Это многие мужчины ищут, потому что женщины тянутся к мужчинам уверенным.

О. Л.: Скажем, у нее есть уверенность в своих силах, у Вас есть, у меня ее нет.

М. Л.: У тебя – есть. У каждого есть уверенность в чем-то, потому что он живет, иначе бы ты отменил себя!

О. Л.: Как это?

М. Л.: Каждый каким-то образом существует пока еще. Полагается на общество, в чем-то – на свои силы, и развивает свою уникальность. Ведь может получиться так, что обществу он понадобится, и поэтому не пропадет.

О. Л.: Я не понял – развивает что?

М. Л.: Допустим, ты – физически слаб, но заботишься о том, как быть сильным в разуме, мудрости. Это понадобится, и у тебя будет место в обществе. Таким образом, ты обретаешь уверенность. Есть люди, обладающие физической силой, но не имеющие достаточно умственных способностей, разума. Они полагаются на других, более умных, и готовы добавить им свои физические силы. Есть такие, кто идет работать в полицию, потому что там нужны физически здоровые и уверенные люди, способные подвинуть кого нужно. А есть такие как ты, работающие головой.

О. Л.: Одну минуту. Давайте возьмем два этих персонажа: один сильный физически, другой сильный разумом. Каждый усиливает свои сильные стороны, он хочет еще больше их выделить, чтобы ощутить уверенность в собственных силах. Теперь возьмем двоих из одной ниши: двое сильны физически. Все равно у одного будет больше уверенности в себе, чем у второго. И так же у пары сильных разумом. Вы сказали, что уверенность в себе, "я" человека – это основа жизни, это самая важная для нас вещь. Я спрашиваю, в данной ситуации, где уровень моей уверенности в себе – не важно, она основана на физической силе, либо на силе разума? Если этот уровень не очень высок и мне это мешает, как я могу его поднять? Как приобрести и усилить уверенность в себе, если у меня ее нет?

М. Л.: Если ты слаб физически, то можешь обрести уверенность. С помощью чего? На надгробии Кольта, создателя пистолета, написано: "Творец создал людей разными, а кольт сделал их одинаковыми". Ты покупаешь пистолет и у тебя есть та же сила, как и у нас. Очень просто.

О. Л.: Нет, это совсем не просто.

М. Л.: Ты добавляешь силу с помощью оружия. Откуда взялось оружие? Люди хотели стать сильнее сильных. Я смотрю на происходящее с немного более высокого уровня и вижу, что сегодня мы подходим к такому состоянию, когда наш мир начинает понимать, что это не дает уверенности.

О. Л.: Что – это?

М. Л.: Оружие, сила, даже разум – ничего!

О. Л.: Верно. Об этой проблеме я и говорю – нет уверенности в себе. Может быть, у меня есть деньги, есть сила, есть разум, а уверенности в себе нет.

М. Л.: Это специально! Мы подходим к такому падению, к такому кризису, чтобы поняли, что уверенность может исходить только из общества – сплоченного, прекрасного, как отец и мать. Нас должно окружать нечто, высшее для нас, какими являются отец и мать. Я, ребенок, был под ними. И сейчас я должен быть как ребенок – относительно этого общества. У меня нет отца и матери, нет таких больших существ, которые заботятся обо мне. Значит, я должен организовать их! Организовать такое окружение, которое возьмет на себя функцию родителей. Оно состоит из нас, мы строим это общество и каждый добавляет к нему всё необходимое, чтоб оно было, действительно, как отец и мать. И в чем наша зависимость от них? Во всем. Но как мы их создаем? Каждый добавляет что-то.

О. Л.: Не достаточно того, что я плачу налоги? Вы прежде сказали, что каждый должен что-то отдать обществу, выйти из дому и что-нибудь сделать для всех, и если нет для этого времени среди недели, то в выходные. Почему так важно, чтобы я участвовал в этом физически?

М. Л.: Ты сказал хорошо – участвовать.

О. Л.: Да. Почему это важно? Вы указали на это как на основу.

М. Л.: Ты не можешь купить это за деньги. Допустим, у тебя есть деньги, ты скажешь им: "Вы хотите, чтобы я сделал то и это ради общества, которое будет нашими большими папой и мамой, системой, заботящейся обо всем? Я готов заплатить. Как я плачу? Социальное страхование, больничную кассу? Я готов вам заплатить, дайте мне ощущение уверенности". Ты не можешь купить это за деньги, потому что ты должен быть связан своей душой с людьми, вложить в это свои усилия.

О. Л.: Что такое "усилия"?

М. Л.: Несмотря на то, что я не хочу, я иду и вкладываю себя в то, чтобы создать с ними связь. Это – усилие.

О. Л.: И что эта связь мне даст?

М. Л.: Уверенность.

О. Л.: Сама по себе уверенность – это вещь абстрактная, это следствие чего-то.

М. Л.: Следствие связи с ними. Это очень абстрактно, ты не можешь это купить ни за что – либо есть, либо нет.

О. Л.: Вы сказали, что раньше человек боялся, что заболев, он умрет. Поэтому сделали больничное страхование. Сегодня есть и другие социальные институты, общественные системы и каждая из них придает мне уверенность в своей области. В конце концов, Вы сказали, что мы сегодня оказались в абсурдной ситуации: есть все системы, и налоги, которые я плачу, обслуживают все эти системы.

М. Л.: Это только для того, чтобы получить с тебя еще налоги.

О. Л.: Не важно, сейчас я смотрю не с точки зрения этих институтов, а со своей точки зрения. Вокруг меня есть все эти системы, на содержание которых я плачу налоги. Я должен бы чувствовать уверенность, но на самом деле, из года в год чувствую все меньше и меньше уверенности во всех сферах жизни. Такова ситуация. У меня – отца четырех детей – нет уверенности ни в чем. Сейчас Вы говорите: "Я тебе открою секрет – уплата налогов не поможет, плати хоть в два, хоть в три раза больше. Не то, что я против налогов, но это тебе не даст уверенность. Уверенность к тебе придет, если ты отдашь что-то от себя тому обществу, в котором ты живешь, и если отдача будет выражаться в каких-то конкретных действиях. Кроме налогов, ты должен создать дополнительную социальную интеракцию, которая станет основой уверенности. Сегодня ни у кого ее нет. Ваша уверенность будет подпитываться тем, что каждый в чем-то проявит свое участие в построении взаимной связи между членами этой общины" И сейчас я спрашиваю: что это мне даст?

М. Л.: Такое участие не даст тебе ничего, ведь ты просто технически участвуешь. В таком случае каждый приносит свое личное участие, как деньги. А я говорил о том, что вы строите не профессиональную связь, где ты даешь свою возможность быть бухгалтером, она – социальным работником, а он – доктор, другой – инженер, третий – водопроводчик. Нет. Мы строим связь между нами, общество, сеть. Эта сеть накрывает всех нас добрыми отношениями. Общественную связь строит то, что мы нуждаемся друг в друге. Мы над всеми различиями, над всеми проблемами начинаем поднимать одно простое знание – мы нужны друг другу. Без всякой профессиональной связи. Я не знаю, кто ты по профессии, и вообще, ничего не беру во внимание, когда мы садимся вместе за круглый стол. Я не хочу знать, кто ты как человек и каковы твои физические возможности. Ты можешь быть коммунистом, нацистом, она может быть в левом движении, а он в правом – совершенно не важно! Над всеми различиями, над всеми разрывами, разногласиями, над всеми нашими играми в обычной жизни, мы соединяемся вместе. Почему? Мы понимаем, что каждый нуждается в другом. Мы не хотим разрушить один другого, потому что понимаем, что в современной жизни, над всей этой проклятой демократией, у каждого есть место.

О. Л.: Что значит "проклятой"? Вы за другую форму правления?

М. Л.: Нет, но именно такую демократию ты и видишь. Над этой демократией, от которой мы сегодня в таком отчаянии, над ней выстраиваем связь. Объединение – это то, чего не хватает сегодняшней власти. Европа хотела сделать, Америка пытается найти себя в том, чтобы создать связь "над", в которой у всех есть место. Я никого не обязываю, не подавляю ни в чем, кроме одного – подавления нашего эго, разрушающего всё. Только в одном мы нуждаемся – друг в друге. Какой либерализм, какая уступчивость, о чём я говорю? Я – самый демократичный. Но есть добавка к этой демократии – объединение, связь между нами. И где же они? Демократия говорит: мы должны согласиться, что все люди разные. Ну и что? Это не дает мне уверенности, потому что в итоге каждый пренебрегает другим, каждый находится на расстоянии световых лет от другого. Я говорю, что мы, согласно нашим взглядам и природным свойствам, отличаемся, но должны быть связаны друг с другом. Ты говоришь, что неуверенность приводит тебя к связи. Я говорю, что это не так. Я могу привести научные доказательства того, что мы должны соответствовать природе. Поскольку природа единая, круглая и все ее части взаимосвязаны, мы тоже должны быть включены в эту систему, несмотря на то, что противоположны ей, отличаемся, как и всё в природе. И только таким образом мы создадим уверенность, выстроим ее. У каждого будет возможность достичь того, чего он хочет. И никто никого не отменяет.

Т. М.: Есть вопрос, который я давно хочу задать. Часто самый большой враг моему чувству уверенности – это я сама.

М. Л.: Нет, дорогая моя, ты не можешь остановить эти вещи. Ты не можешь! Приходит ко мне много людей, особенно женщины, с разными претензиями: почему я думаю всё время об этом; почему это приходит и ночью, и днем; преследует меня в такие моменты, когда я совершенно к этому не готова. Ты хочешь быть просто так сильной и всё время быть уверенной в себе, сама по себе. Но ты не можешь! Этого просто не будет! Природа развивает нас для состояния, когда нам придется быть организованными в подобии ей, чтобы все мы были связаны между собой, дополняли друг друга. И всё это без насилия, в связи между различиями. Это называется интегральным объединением.

Т. М.: И как это поможет мне быть более счастливой, принять себя такой, какая я есть, не судить себя?

М. Л.: Ты увидишь, что всё общество поддерживает тебя. Не смотрит на тебя: "Почему она такая, а не такая?" Благодаря тому, что ты становишься причастной к этому обществу, оно смотрит на тебя как мать и отец: "Несмотря на то, что она такая и такая, это – наша дочь. Что мы можем сделать? Мы должны заботиться о ней, любить ее". Ты понимаешь?

О. Л.: Я не хочу, чтобы кто-то был моим папой или мамой. У меня есть папа и мама.

М. Л.: Нет. Тебе не хватает уверенности – это ощущение называется "отец и мать".

О. Л.: Папа и мама будут меня жалеть. Они скажут, что я – их. Я должен быть кому-то сопричастен? Хватит, я отслужил армию, этого мне достаточно до конца жизни.

М. Л.: Так живи своей жизнью, оставь всех, езжай по дорогам – мир весь у тебя в кармане.

О. Л.: С тех пор, как я демобилизовался, у меня есть военные сборы. Иногда мне снятся два страшных сна: выпускные экзамены и армия. Иметь к чему-то отношение – возвращает меня обратно в такое состояние, как будто надо мной стоит командир. Я ни к кому не имею отношения.

М. Л.: Не хочешь ни к кому иметь отношения? Живи в пустыне.

О. Л.: Я могу жить на 19-м этаже, в небоскребе.

М. Л.: Пожалуйста, нет проблем, иди, живи там, как сегодня живут все. Я вижу. Моя жена живет на 19-м этаже.

О. Л.: Она к кому-то хочет иметь отношение?

М. Л.: Нет, она с трудом здоровается с соседями. Таковы отношения, существующие в этом доме. Весь дом такой. Знаешь, такие солидные люди, все в хайтэке работают.

О. Л.: Кому-то из них не хватает папы и мамы? Они хотят иметь к кому-то отношение?

М. Л.: Если ты чувствуешь неуверенность, ты должен посмотреть, как природа организовала в нас такое состояние, в котором есть ощущение уверенности. Поэтому я возвращаюсь к папе, маме и к ребенку. Ребенок уверен. Он вскакивает утром, видит солнце, двор, друзей, и – раз! – выбегает на улицу. Где там папа, где мама? Нет, сейчас я с друзьями, всё здорово, всё замечательно. Нет времени, нет никаких проблем. Почему? Природа обеспечивает ему подсознательную уверенность, что у него есть папа и мама, и они позаботятся о нем. Потому он приходит домой как ни в чем не бывало: "Мама, где покушать? Почему так, почему не так?" Почему? Есть папа и мама. Но он ребенок, он зависит от них. Он чувствует себя маленьким. Построй общество, которое станет для тебя большим – как отец и мать. Относись к нему как маленький сын. Тогда ты получишь то же отношение и ту же уверенность, которые ребенок получает от родителей. Тебе придется платить за это.

О. Л.: Чем?

М. Л.: Преданностью. Преданностью относительно этой связи со всеми.

О. Л.: Что такое "преданность связи"?

М. Л.: Ты хочешь объединиться со всеми в одно общество, где все равны, где все заботятся и поддерживают друг друга. Это не нужно развивать, как кружки и другие формы организации общества. Эти формы, возможно, вещи сопровождающие, но тебе придется их делать, придется создать систему, называемую "папа и мама", которая будет для тебя высшей, а ты – внизу, соединенный со всеми. Вы стараетесь объединиться, и тогда эта система влияет на вас благом. Вы строите ее.

О. Л.: Сегодня мы говорили на тему счастья и безопасности, уверенности. И после того, как мы поняли, что отсутствие уверенности – это главный фактор отсутствия счастья, мы ищем уверенность. Я бы хотел, чтобы Вы подвели итог тому, что мы сегодня выучили. У меня на 19-м этаже не может быть уверенности? Она существует только до 18-го?

М. Л.: Мне больше нечего тебе предложить. Никто не может дать уверенность человеку, невозможно купить ее и невозможно с помощью чего-то обрести ее. Все придуманные нами способы обрести уверенность полностью уходят, ты впустую платишь деньги. Может, у тебя нет выбора.

О. Л.: Я вынужден как гражданин.

М. Л.: Да. Но эти системы, которые ты выстроил, они не помогут тебе. Настоящая уверенность придет от ощущения единства с другими, внутри которого ты начнешь чувствовать тепло, какой-то прекрасный, горячий шар. Он согревает тебя. Это та материнская любовь, которую ты ощущал. Это та сила отца, которую ты чувствовал, когда он стоял за тобой. Ты можешь баловаться, резвиться, потому что они всегда готовы прийти на защиту, готовы помочь во всём. Я должен создать эту систему. После того, как я выхожу из-под опеки отца и матери, продвигаюсь в жизни – в подростковом возрасте и далее, – я должен создать или войти в такое общество, которое

Скачать текст: 2013-09-12_program_new_life_229.doc [92,5 Kb] (cкачиваний: 17)
4
Отзывы: 3
Похожие публикации по теме:
Раскрыть мир. Когда мы смотрим взрослым взглядом на радостных детей, а мы - такие серые Часть 60. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Если у меня температура 38 градусов, то я лежу в постели, не вижу мир и ничего не хочу чувствовать. Ребенок с той же…
Исход из Египта Беседа ученого, каббалиста М. Лайтмана с Ореном Леви Телевизионная программа «Ступени возвышения». О. Леви: Здравствуйте, д-р Лайтман. Сегодня я хочу затронуть особую тему – поговорить о Вашем исходе…
Психология человека: счастье - это успех и процветание, высокие заработки и дорогая машина? Часть 57. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Сегодня мы хотим поговорить о счастье и позитивном мышлении. Это обширная область, в ней есть много аспектов,…
Экшен и кайф: откуда этот миф счастья, почему человечество стремится за этим мифом? Часть 53. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Нам понятно, что наша природа – это желание наслаждаться, получать счастье, обретать его, и поэтому мы за ним…
Семья - основа нашего счастья, и женатые мужчины живут на 7 лет дольше холостяков Часть 59. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Счастливы те люди, у которых есть семья. А все остальные занятия – это лишь альтернативные пути для достижения семьи…
Рецепт успеха: какая форма мышления позволит мне стать счастливым в любом состоянии? Часть 58. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Я много раз был в Латинской Америке, и в Колумбии, Чили, а особенно в Бразилии видел в окрестностях города бедные…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.