» » Мы стали более счастливыми? С развитием технологий мир приходит в упадок и человек страдает

Мы стали более счастливыми? С развитием технологий мир приходит в упадок и человек страдает

23.09.2014 (Жизнь человека) в Воспитание и образование, 4 146 просмотров Ссылки. Распечатать

Мир приходит в упадокЧасть 54. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Человек завтрашнего дня.

М. Адмони: Здравствуйте, профессор Лайтман. Мы хотим обсудить основы курса воспитания и образования людей, которые будут жить в новом мире. Вы с Ореном Леви исследовали основы воспитания таких людей, а мы хотим понять проблемы воспитания. Мы исходим из того, что это будут не только безработные, а любой человек, который хочет начать новую жизнь. И нам очень важно понять: как вы рассматриваете человека; как мир воздействует на нас; как мы влияем на мир; какова динамика отношений между человеком и обществом.

Л. Софер: За 10 последних лет мир изменился и стал очень удобным. Все находится близко – в магазине, где все можно купить. Наши дети получают все в готовом виде и вообще не понимают процессов развития. Даже не знают, их это интересует или нет. С одной стороны, мир внутри дома построен на нажатии кнопки. Практически все, что они могут захотеть, можно найти в интернете, нужно только поискать. С другой стороны, я не вижу, что человек изобрел какую-то кнопку, нажимая на которую он становится счастливым. Все очень удобно, но я бы не сказала, что это хорошо.

М. Лайтман: Вы хотите сказать, что мир изменился внешне: булочки, видимо, растут на дереве, мясо в кубиках приходит в холодильник и все приготовлено, как мы привыкли это видеть на столе. Я не вижу в этом ничего плохого. Мы приближаемся к состоянию, когда один процент населения мира сможет приготовить пищу для всех.

Л. С.: И что, люди не должны ничего знать?

М. Л.: Что изменится от того, что я в первом или втором классе изучу это в школе? Мы все-таки привычны, что хлеб – это буханка, лежащая на столе. Мы видим живых кур и петухов, но никто не знает, что с этим делать. Какой процесс должен пройти, чтобы колосья пшеницы или живые куры попали на стол? Я не думаю, что это нехорошо, и нам надо возвращать человека на несколько веков назад.

Л. С.: Не нужно возвращаться к работе с землей?

М. Л.: Нет. Мы должны принимать наше продвижение как естественное – идти вместе с ним. Если моему внуку что-то надо, он говорит: Пойдем в магазин. Он уже в два с половиной годика знал, что все – из магазина. Это нормально. В этих улучшениях, усовершенствованиях, которые позволяют все получить нажатием кнопки, нет ничего плохого. Человеку надо продвигаться, а это очень удобно. Я еще застал время, когда разные группы людей не хотели с такой легкостью принимать новшества. Например, так было и есть в религиозных общинах в американском штате Пенсильвания.

Л. С.: Они выглядят более счастливыми?

М. Л.: Это большой вопрос. Его трудно понять и исследовать, но жизнь гораздо сложней. Эти люди работают по 10-12 часов в день, минимум. Тяжелая физическая работа – сами должны выращивать и собирать урожай, машин не много. Почти как 500 лет назад используют конную тягу – конь, тележка. То, что у них есть подготовка и готовность получить удовлетворение от своего окружения, это хорошо. Их дети чувствуют, что родились в счастливом обществе, потому что так им все время говорят. Когда кому-то нужно построить дом, собирается вся деревня и за день ставят дом. В течение этого дня они не только вместе работают, но и проводят совместные трапезы, поют – праздник! Множество людей так живут. Хоть и не часто, но к ним приезжают гости. В этих общинах рост населения – положительный, потому что в каждой семье растут 10-14 детей. Почти идиллия, но я не думаю, что к этому возможен возврат.

Л. С.: Но в работе с землей есть определенное удовольствие, к тому же такая жизнь дает знания о естественных, природных процессах развития.

М. Л.: Я не думаю, что продвигающийся человек способен далеко уйти от новых технологий, сколько бы он ни сопротивлялся новшествам. Мы не можем все сделать для себя сами. Сколько усилий стоит сделать, например, костюм, рубашку? Сегодня это, практически, невозможно. Сегодня мы сами готовим пищу, хотя все можно купить в магазине. И, может быть, через несколько десятков лет в домах, в квартирах, не будет кухонь. Будет коробочка, в которую ставят некий полуфабрикат из магазина, она греет или охлаждает и придает еде тысячу разных вкусов. Может, все будет по-другому, но возврата к натуральному хозяйству, конечно, нет. Мы продвигаемся, и наш эгоизм продвигается, а значит, от нас требуют пользоваться всеми достижениями. Поэтому я не думаю, что это явление – отрицательное. Мы должны его принять, идти в ногу со временем и искать таких изменений, которые сделают хорошей нашу жизнь в этом мире.

Мы видим, что с развитием технологий мир приходит в упадок – человек больше страдает, чувствует себя во все большем напряжении. Улучшая частную, личную жизнь, мы не улучшаем нашу общественную жизнь. И хотя пища готова за полчаса, грязные вещи стирает машина, но стала ли женщина свободной вследствие этого? Она работает, ей надо успеть сделать множество разных дел. Короче, мы заполняем свое время самыми разными занятиями и недовольны этим. Вопрос, я думаю, заключается в том, как организовать ту сторону жизни, которая имеет отношение к человеку. Есть в современной технологии вещи нехорошие, нездоровые – их нужно улучшать, а не просто вносить в дом. Но мы возьмем все лучшее. Я не против этого. Не думаю, что мы не довольны плодами технического прогресса.

Я изучал жизнь религиозных общин в Америке, специально проезжал через их поселения. Я видел людей, которые постоянно тяжело работают. Чтобы так жить, нужно быть очень большими идеалистами. Мы на них смотрим, как будто они с луны упали, потому, что в нас эгоизм все время растет. Они такие же люди, как и мы, у них такие же страсти, может быть, чуть менее искусственно развиты, потому что в их домах нет телевидения, радио и почти нет электричества. Они несколько оторваны от всего, но посторонние люди могут туда свободно войти. Есть магазины, рестораны, в которых продают плоды их труда. Американцы любят там бывать. Но тяжелая работа ради пропитания – это все-таки против тенденции развития.

Я думаю, если мы можем освободить себя от тяжелой работы, то зачем же это надо, почему? Да и тысячи лет назад примитивный человек жил очень свободно. Они не были все время озабочены пропитанием – выходили ловить добычу, которой им хватало на несколько дней. Они были привычны терпеть голод, как большинство животных. Например, такая пища как рыба. Наземные животные не часто находят ее в море. У них порог ощущения сытости и голода, наполнения и отсутствия пищи, совершенно иной, чем у нас. Мы каждые два часа желаем что-нибудь съесть – это просто отравление. Нам надо радоваться, что у нас есть свободное время. Если мы нормализуем, упорядочим наши потребности, то будем жить так, как люди жили 20–30 тысяч лет назад.

Л. С.: Возвращаемся?

М. Л.: Мы возвращаемся не к их образу жизни, а к распорядку дня – работаем пару часов. Этого достаточно, зачем больше?! Ни один человек в прежние времена не экономил, не накапливал, не заглядывал в холодильник, чтобы узнать: чего недостает, что прикупить, что приготовить поесть? Он не был озабочен тем, что надо работать, копить на пенсию.

Л. С.: Вот именно, у него не было программ на будущее. Но мясорубка жизни была короче. Теперь у нас гораздо больше времени жить.

М. Л.: Да, но при таком образе жизни у людей меньше забот.

Л. С.: Значит, нужно больше работать, чтобы накопить достаточно.

М. Л.: Почему? Раньше жили лет 40, не более. Так зачем надрываться, копить?

Л. С.: Но сегодня я должна накопить, чтобы иметь хорошую пенсию, если доживу до 90 лет. Это очень тяжелый способ жизни.

М. Л.: Тяжелый и неправильный. Критически проанализировав нашу жизнь, мы увидим, что большой пользы от этого нет. Мы все время работаем, все время озабочены.

Л. С.: Чем больше и тяжелее мы работаем, тем меньше это дает счастья.

М. Л.: Не приходим ни к счастью, ни к богатству.

М. А.: Ни то, ни другое этот образ жизни не приносит. Как мы ни пытались найти путь к счастливой жизни, но так и не смогли найти.

М. Л.: Главное, мы не понимаем, что значит быть счастливыми. Способны ли мы быть такими? Если да, то каков образ жизни счастливого человека? Приди мы к общему мнению, может и смогли бы выстроить счастливое общество.

Л. С.: А вообще, человек способен быть счастливым? Вот мы бежим за счастьем, как за морковкой, и не можем достать. Может быть, самое лучшее – это оставить все как есть?

М. Л.: Нет, природа дала нам возможность быть счастливыми, но при одном условии: если и наша внутренняя природа, и природа внешняя находятся в гармонии. Внешняя природа – это сама природа, семья, общество, человечество. Внутренняя природа – это неживой, растительный, животный и человеческий уровни, которые есть в нас. Наш внутренний мир очень отличается и находится в противодействии, противоречии со всем тем, что существует вне нас.

Л. С.: Но, скажите, наше личное счастье зависит от всех этих кругов окружения?

М. Л.: Конечно. Мы – часть мира.

Л. С.: Только я этого не воспринимаю.

М. Л.: Эта ошибка – основа всех наших неудач. Когда я смотрю извне, скажем, из космоса, на этот маленький земной шарик, то вижу: суетятся жучки маленькие, строят для жизни места концентрации. И вижу, что вся эта цивилизация отличается от природы, построенной по-другому. Но оторваться от природы они не могут. Почему? Потому что наш образ действия, характер нашего продвижения, процесс, который мы проходим вместе с миром, – все связано.

Л. С.: Я – частный человек – этого не чувствую.

М. Л.: Потому что вы строите для себя искусственный мир, который сейчас начинает нам показывать, насколько он неудобен, ненадежен.

М. А.: Я хотел задать вопрос. Мы не были в гармонии с природой: холодно снаружи – мне нужен костер; не поймал мамонта – я голоден; чтобы женские особи мною заинтересовались, я должен быть доминантным. Сегодня моя жизнь намного удобнее, приятнее. О каком дисбалансе вы говорите?

М. Л.: Неживой, растительный, животный уровни природы, находящиеся вне человека, тянутся к гармонии, балансу, потому что в этом заключается секрет успеха, покоя. В отличие от них человек развивается, и если в своем развитии он выходит из баланса, из гармонии, то ощущает проблемы. Человек все время находится в дисбалансе – развивается, меняет все вокруг себя. Он эгоист, хочет достичь успеха за счет других. Он внутренне беспокоен, потому что должен быть уважаемым в глазах других, властвовать, зарабатывать, преуспевать. И эти силы противодействия в человеческом обществе приводят к войнам, конкуренции, соревновательности. Я смотрю на соседа – его лужайка зеленее; гляжу на его жену, автомобиль или коня и мне кажется, что они лучше моих, красивее. Но не я сам так хочу. Это природа обязывает меня, подталкивает к гонке.

Вопрос стоит так: если мы все время хотим превосходить друг друга, находиться друг над другом, преуспевать друг за счет друга, придем ли мы к спокойному мирному образу жизни, сможем ли мы при этом быть в гармоничном состоянии, чтобы думать о завтрашнем дне спокойно, тихо, мирно, как дети? Мы пришли к очень нехорошему состоянию. Люди потеряли надежду, находятся на грани отчаяния, живут в огромном напряжении. Наркотики, депрессия – болезнь номер один в мире, увеличивается число разводов. Люди не желают видеть соседей, своих родных, близких, покидают детей или вовсе не хотят рожать и воспитывать их. Это нарастающее внутри нас эго достигает таких состояний, когда человек не чувствует связи с родителями. Сегодня 15 летние дети уже не хотят находиться в доме, да и родители отпускают их с легкостью. Нет связи между поколениями.

А что происходит с институтом брака? Я не хочу жениться, не хочу быть связанным с кем-то. Она будет на меня влиять, указывать мне, когда, что и как делать. Я вовсе не хочу этого домашнего надзора. На работе – нет выхода, там есть начальник, там подчиняться – это нормально, но дома? Да и жену я не очень терплю. Даже если я отдалился от всех, от себя-то я не могу отдалиться. У меня есть свой частный психолог, есть антидепрессантные успокоительные таблетки, я могу совершенно законно использовать какой-нибудь слабый наркотик. Так скоро будет, потому что человек чересчур напряжен, испытывает слишком большое давление окружающего мира. Вот на этом фоне и возникает проблема: он никого не может вытерпеть.

Через средства массовой информации мы пытаемся показать всем людям хороший, красивый образ жизни, приемлемый для всех: можно путешествовать на большие расстояния, отдыхать, ходить в театры и музеи, вечером выйти прогуляться. Но человек уже не способен наполнить себя этим, получить от этого удовольствие. И будущее наше не очень приятно: неоткуда получить наслаждение. Нет удовольствия ни от детей, ни от работы, с которой меня не сегодня-завтра могут уволить, поскольку конкуренция очень велика.

Л. С.: Но эта конкуренция приводит к изменениям.

М. Л.: Мы уже переросли эту конкуренцию. Раньше я у меня была "американская мечта": я буду преуспевать, ведь у каждого есть возможность – преуспевай! Будь независимым, самостоятельным, делай, что вздумается, – всё, как бы, нет границ, нет конца. Вдруг меня это перестало интересовать, перестало быть важным!

Л. С.: Но мы до сих пор продолжаем бежать!

М. Л.: Бежим, но не так. Статистика показывает: депрессия в мире растет. Почему? Потому что человек неспособен получить наполнение от конкуренции с другими. Ему надоело. Что значит конкурировать? Быть лучше других. А я, наоборот, тряпки натяну, джинсы с дырками – мне не важно, как я выгляжу. Я не должен быть блестящим, как киноактеры Голливуда. Я пренебрегаю ими и всей этой мишурой, внешним блеском. Наше эго все время меняется. Мы не можем быть такими, как 30, 40, 50 лет назад.

Л. С.: Как меняется эгоизм?

М. Л.: Меняется его качество. Постоянно меняется, и меня уже не удовлетворяют те успехи, которых я мог бы достичь. Сейчас люди хотят на другом уровне жить. Им нужна не просто машина, а огромный "Кадиллак". Хотя сегодня и это не соблазняет. Капитализм породил конкуренцию. Это началось 200-300 лет назад, с Французской революции. Сегодня люди втягиваются в конкуренцию преднамеренно, чтобы не думать ни о чем, суетятся, куда-то едут, ходят на футбол или в бар. Мы для себя выстроили некий экипаж, который мчит нас в неведомое, и сами подталкиваем его, а он увлекает нас. Но что-то я не вижу множество счастливых людей. В соответствии с данными исследований, это состояние нехорошее. Я думаю, что технологический прогресс в этом не виноват, нет нужды возвращаться в пещеры. Мы должны подумать, как человека продвинуть к счастью, а это зависит от гармонии.

Л. С.: А что, в таком случае, гармония?

М. Л.: Гармония – это не просто покой. Это может быть очень энергичная, бурлящая жизнь, дающая человеку удовлетворение. Как нужно жить, чтобы чувствовать себя хорошо? Давайте сформулируем 5 или 10 условий, требований и посмотрим, помогут ли они сделать жизнь обычного среднего человека хорошей? Что хорошо для него, что ему нужно?

Л. С.: Не важно, где живет этот человек?

М. Л.: Нет. Я знаком с людьми, живущими от Южной Америки до Крайней Сибири. И все в нашем круглом, глобальном мире взаимосвязано, все питаются практически одинаково, носят одинаковую одежду, да и в образе жизни нет сегодня больших различий, разве что у каждого – свой стиль, не более.

Л. С.: Конечно, ведь в биологическом смысле, между нами действительно нет большой разницы. Так что же нам необходимо?

М. Л.: Это мы должны проверить: что нам необходимо, чтобы быть счастливыми?

Л. С.: Я скажу – семья.

М. Л.: Я скажу – нет.

Л. С.: Я очень часто слышу от людей: "Я работаю очень тяжело, потому что хочу обеспечить мою семью. Мое наслаждение – это быть дома с моей семьей, с детьми". Я сама работаю ради семьи, которую создаю. Это как флаг для меня. Мои дети показывают, насколько я преуспела.

М. Л.: Получается, что вы строите семью не для того, чтобы насладиться ею, а чтобы показывать ее другим.

Л. С.: Да. И мне кажется, что люди ищут удовольствие в этом, потому что чувствуют в семье очень глубокую связь. Гораздо меньше это проявлено во внешнем мире. Я думаю, что у сегодняшних людей гораздо меньше друзей, потому что они защищают себя, строят вокруг себя стенки.

М. Л.: Нет, это не потому, что мы построили такие отношения в обществе, а потому, что мы другие. Действия человека меняются, потому что он сам меняется. Нашему эгоизму уже не нужны друзья, он не испытывает в них потребности. От детей, жены, родителей и близких я стараюсь по возможности удалиться. Я хочу получить от них удовольствие, но так, чтобы это доставило наслаждение мне. Скажите, у ваших детей есть своя комната?

Л. С.: Как минимум.

М. Л.: И вы им говорите: Идите в свою комнату, – верно?

Л. С.: Да. "Идите, поиграйте наверху", – я говорю им.

М. Л.: Ребенок сидит в уголке со своим компьютером, потому что вы, к сожалению, должны сделать что-то для дома. Вы сказали, что хотите насладиться семьей. Где же семья? Чем вы хотите насладиться? Все сидят возле компьютера, каждый в своей комнате и в своей сети. Это наш эгоизм. Он заставляет нас так выстраивать отношения, что общаясь с людьми, у которых нет своего компьютера и своей комнаты, мы испытываем нехорошую напряженность. Мы хотим хранить дистанцию – каждый за своим компьютером, на своей машине, тогда мы чувствуем, что как-то связаны. Чуть ближе – нам уже нехорошо. Путешествуя с супругой, детей не берем. Нет компьютеров, нет телевизора. Каждый сидит со своей книжкой. А если и этого нет, то нам не о чем говорить.

Л. С.: Что изменилось? Не биологическая же среда?

М. Л.: Вы имеете в виду белковое тело? Наша душа – желание получать – изменилась, а значит, все изменилось. Ведь наш эгоизм все время меняется. И выходит так, что сегодня у меня близких действительно нет. Есть некие взаимоотношения: нашел жену, родились дети, мы помогаем и как-то заботимся друг о друге. Но это должно быть так упорядочено, чтобы у каждого было свое свободное пространство. Знаете, что даже в отпуск супруги частенько ездят порознь?

Л. С.: Да. У этого есть определенные объяснения – у меня отпуск, и мне нужно отдохнуть. Из-за работы мы проводим много времени в одиночестве.

М. Л.: Мы не видим, что эгоизм подталкивает нас к такому поведению. Дома, где никто нас не обязывает, каждый сидит в своем уголке и занят своими делами, только иногда мы встречаемся салоне – и все. Это семья. Так ли это было у наших родителей, наших дедушек и бабушек? Может быть, следующее поколение будут детей рожать с помощью инкубатора? Сейчас развитие происходит очень быстро, разница между поколениями – огромна, поэтому мы их не всегда понимаем. Мы – люди прошлого поколения, не очень знакомы с нынешними технологиями. Наши дети и внуки учат нас пользоваться новшествами.

Л. С.: Так, может быть, с точки зрения развития души, человек становится более виртуальным, и ему нужно все меньше живого общения?

М. Л.: И тут мы возвращаемся к вашему первому вопросу – счастье в семье. Теперь вы видите, насколько туманно это понятие? Не будем пользоваться привычными формулами – они не годятся для сегодняшних семей. Конечно, у каждого из нас есть своя семья, но это не то понятие семьи, которое было прежде.

Л. С.: Это значит, что вложив много в свою семью, в своих детей, я не буду более счастлива?

М. Л.: Они не согласятся, чтобы вы вкладывали. От мамы требуются: чистая одежда, еда и карманные деньги.

Л. С.: А им не нужно, чтобы я объяснила им этот мир?

М. Л.: У них есть интернет. У родителей не хватает терпения обучать детей. Да и кто сегодня у родителей учится? Нет такого.

М. А.: Вы говорите, что мы должны позаботиться о гармонии. Что значит гармония в личном плане?

М. Л.: Я не знаю, но мне ее надо найти, чтобы стать счастливым. У меня одно условие – быть счастливым. Семья? Хорошо. Но какой тип семьи? Такой, в которой царит гармония. Работа – какая? Приводящая к гармонии. Общество? Гармоничное, сбалансированное. Во всем я хочу видеть себя находящимся в балансе со всеми внешними условиями. Я должен, насколько это возможно, быть в гармонии с семьей, с работой, с народом или государством, со всем миром и со всем человечеством, потому что завишу от всех. Но кроме гармоничных отношений с людьми, необходим баланс с природой. Мы видим, что происходит в последнее время с атмосферой, климатом.

Л. С.: Мы много лет думали, что происходящее с нами никак не связано с изменениями климата, и вдруг, это возвращается к нам такими волнами. Просто удивительно, до какой степени человек находится под влиянием всего! Скажите, в этом уравновешенном мире нам нужны будут близкие, семья?

М. Л.: Этого я не знаю. Я утверждаю, что наше продвижение соответствует развитию эгоизма. И если через сотню лет наш эгоизм скажет: "Семья не нужна, мы это будем делать совсем иначе", – то будет иначе. Сегодня в большинстве стран мира люди не хотят жениться лет до 30–40–45. Живут в одиночестве или меняют партнеров. Сто лет назад о таком поведении сказали бы: "Ну, это распущенность, какая нечистота, это ужасно!" А сейчас? – "Ничего не поделаешь". И мы это воспринимаем как само собой разумеющееся.

Л. С.: Человек привык к этому, да.

М. Л.: В детстве я жил в небольшом – по российским меркам – городке: 300 тысяч человек. Я помню, что те, кто разводились, должны были сообщить о своем разводе в газете. Это было обязательным. И большой шум поднимался: "Это неприлично!", – возмущались дети. А сегодня? Сегодня наши желания не удовлетворены конкуренцией – все надоело. Человек недоволен всем: семейной жизнью в ее нынешнем виде; правительством; происходящим в государстве и во всем мире. Он находится в депрессии, в безвыходном состоянии, а жизнь все тянется. Ну, о счастье говорить не приходится. Миллионы людей оставляют дома, мечутся в поиске приятного места. Им ничто не важно. Что за жизнь? Ни семьи, ни дома. Видимо, решения этих проблем связаны только с самим человеком. У нас есть все: современные технологии, культура, искусство. Только мы не умеем соединить эти достижения так, чтобы быть счастливыми.

Со стороны природы счастье – это, прежде всего, гармония, покой, отсутствие напряжения между людьми. Это самое лучшее состояние. Мы не говорим о любви и разных "забавах", мы говорим о счастье. И здесь есть очень важная точка: невозможно ничего изменить снаружи, все наши действия в этом направлении не привели нас к состоянию счастья. Видимо, изменять нужно внутренний мир человека.

Л. С.: Есть определенная точка зрения в психологии, которая развилась в последние 20 лет. Она называется "положительная психология". Смысл ее заключается в том, чтобы меньше помогать человеку с его различными дисбалансами в психике, но помочь человеку найти счастье.

М. Л.: Будем хорошими детьми, будем помогать друг другу.

Предыдущая страница 1 2 Следующая страница
Скачать текст: 2012-01-17_program_new_life_14.doc [109,5 Kb] (cкачиваний: 17)
4.5
Отзывы: 2
Похожие публикации по теме:
Исход из Египта Беседа ученого, каббалиста М. Лайтмана с Ореном Леви Телевизионная программа «Ступени возвышения». О. Леви: Здравствуйте, д-р Лайтман. Сегодня я хочу затронуть особую тему – поговорить о Вашем исходе…
Раскрыть мир. Когда мы смотрим взрослым взглядом на радостных детей, а мы - такие серые Часть 60. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Если у меня температура 38 градусов, то я лежу в постели, не вижу мир и ничего не хочу чувствовать. Ребенок с той же…
Потребитель требует новые товары, хорошего обслуживания, добрых взаимоотношений Часть 36. Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества. Итак, в текущей серии "Новая жизнь" мы говорим о новом мире труда. Большая часть нашей жизни, фактически, проходит на рабочем месте. И тут…
Семья - основа нашего счастья, и женатые мужчины живут на 7 лет дольше холостяков Часть 59. Глобальный мир: уроки и беседы о воспитании и новой жизни человечества. Счастливы те люди, у которых есть семья. А все остальные занятия – это лишь альтернативные пути для достижения семьи…
Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества - 24. О беременности и рождении Последнее время мы говорим с профессором Лайтманом о беременности и рождении. Это самое естественное явление в нашей жизни. Каждый так или иначе сталкивается с ним, поэтому мы стараемся изучить, что…
Глобальный мир: уроки о новой жизни человечества - 26. Жизнь и смерть В эфире цикл бесед с профессором М. Лайтманом "Новая жизнь". Мы начинаем новую тему. В последнее время мы говорили о беременности, родах, и получили интересные представления и рекомендации о том, как…
Уважаемый гость, вы зашли на сайт как незарегистрированный посетитель. Чтобы пользоваться всеми возможностями: вносить понравившиеся публикации в свое избранное, узнавать об обновлениях, – рекомендуем зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий на сайт
Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.